воскресенье, 24 октября 2021 г.

Свобода совести?


 

Помню, в детские времена СССР бытовал такой вопрос маленьким детям с прицелом на тест сообразительности. Спрашивали: «Что лучше, что ты возьмешь: новый красивый начищенный пятак, сияющий на солнце, или старые, ржавые, грязные двадцать копеек?» Уж и не знаю, какая там была статистика ответов, но мой брат Эдвард лет 5-ти ответил: «Ржавые возьму». А его друг Боря сказал: «Ты что, дурак? Надо новый пятак брать!» Смешно, но нормально. Ребенок - существо роста, растет, развивается, умнеет. Тут случился новый конфуз.

Мальчонке 6 лет, он бегло отвечает на разные вопросы. Но чуть что - вспоминает «о храме». То собака в храме похожа на нашего Шарика, то батюшка папе кушать сладкое не разрешает, то про песни. Светлана Борисовна, недолго думая и спросила: «Тебе куда больше хочется пойти: в храм или мороженное бесплатное поесть от пуза?» Малец разулыбался, покраснел, выдал глазами смятение духа, явил противоборство добра и зла в его детском понимании и грустно ответил: «В храм». Надо полагать, что мороженое - дело беоовское, соблазн,  а вот храм - истинная добродетель. «Тебе не нравится мороженое?» «Очень нравится». «И откажешься ради храма от пяти разных вкусных шариков?» «Придется», - ответил мальчик и грустно опустил глаза.

Пусть меня клеймят позором нувориши на поприще религиозных страданий, но господа – когда же вы после коммунизма успели вдолбить ребенку двойное дно? Ему нужно и страх как хочется мороженое – он Дитё!  Храм для него - дело десятое, и счастья, на мой взгляд, ему не добавит. Но почему ребенок уже лжет? Почему ставит свою душу в конфликт с самим собой? Хочет мороженое, но утверждает, что нужно в храм? Не хотелось бы верить, что это вторая сторона медали родительского авторитета так вот нелепо вырисовалась. Крепко мальчику папа с мамой объяснили, что все лучшее в жизни – это храм. Забыли господа, что Господь сказал, что ничего человеческое ему не чуждо. А, значит, и человеку человеческое чуждо тоже быть не может. Возможно, храм – это неплохо иногда, если не пытать ребенка стоянием, но мороженое подрастающему организму значительно полезнее. Я так думаю. Хотя с другой стороны, при коммунизме стояли в очередях за колбасой, а теперь в храме за Кагором. Может быть русскому человеку просто необходим мазохизм, без него жизнь не складывается?

А теперь, мой взгляд на религиозное воспитание.

Каждый человек имеет право на свободу совести. Это неотъемлемое право человека: быть верующим в Бога, атеистом, агностиком и проч. и проч. Но вот загвоздка. Воспользоваться правом на свободу совести и сделать выбор, каким быть, ребенок 4-х, 5-ти,6-ти лет сделать не может. Он недееспособен. В душе он может быть чистый иудей или кришнаит, но родители с детства таскают его по христианским храмам и формируют его взгляды за него. Но права на это, увы, не имеют! Свобода совести — естественное право на самостоятельное формирование убеждений и ценностей, способствующих самоактуализации.  Особенно подчеркну – исключительно самостоятельное! Никто не может лезть в душу ребенка и сеять там какие-либо взгляды. Религиозные, политические и прочие.  Никто не имеет права агитировать. Ничего, кроме логических, этических и гуманистических норм и устоев,. Родители должны дождаться, пока ребенок станет совершеннолетним, а затем сам выберет себе путь веры, неверия или акуна матата.

Право человека-ребенка на свободу совести нарушается сплошь и везде: и в России, и во всем мире. Общественные институты как будто забыли о том, что сами ранее провозгласили в различных хартиях и конвенциях.  Когда речь идет именно об этом – все молчок. Все совершенно спокойно смотрят на религиозное воспитание и даже не думают, что таким воспитанием нарушают основополагающее право личности. Многие говорят:  «Вот мы воспитаем ребенка верующим, а потом с 18-ти лет – пусть идет куда хочет». А почему тогда не то же самое: «Вот мы воспитаем романтика ножа и топора, а с 18-ти лет  пусть становится честным человеком». Где же она разница, где же она тогда суть свободы совести?

Коснемся нашего главного вопроса – ребенка невротика. Любая идея, которая попала семенем в его душу, может стать навязчивой, и в результате стать патологией. Только в этом году мы столкнулись с одним таким чрезвычайным происшествием. Поэтому, господа родители, прежде чем толкать идеологию глубокой религиозности, подумайте, а не разрастется ли она в вашем конституционально ослабленном ребенке болезнью. 

Я бы полностью запретил посещение храмов любых вероисповеданий несовершеннолетними, если это не делается в целях экскурсии или ознакомления (познания). Все политические источники информации наряду с религиозными должны быть блокированы для детей.  Иначе очень скоро мы будем с вами жить при православном Талибане, а на наших улицах женщины будут ходить в  "православной парандже". Однако быстро мутят рассудок старые сказки в условиях новых информационных технологий. Хотя это странно – еще недавно СССР прекрасно доказал, что нельзя жить без рыночной экономики, но прекрасно можно без религии.

Как тут не вспомнить славного нашего Виссариона Белинского, разумно и тонко подметившего:

«По-Вашему, русский народ — самый религиозный в мире: ложь! Основа религиозности есть пиетизм, благоговение, страх божий. А русский человек произносит имя Божие, почёсывая себе задницу. Он говорит об образе: годится — молиться, не годится — горшки покрывать. Приглядитесь пристальнее, и Вы увидите, что это по натуре своей глубоко атеистический народ. В нём ещё много суеверия, но нет и следа религиозности…»


АС

суббота, 23 октября 2021 г.

О форматировании речи или почему заикание не лечит интонационная люлька

 

Давайте задумаемся, как «лечат» заикание в 99,9% центров России, да и за ее пределами. Везде применяют для снижения выраженности дефекта интонационную люльку. Это - речевая форма колебания интонации. Сначала - интенсивная на повышение тональности два-три слога, а затем - пассивная, вялая, медленная три-четыре слога для ввода в речь последующего интенсивного периода интонационной люльки. Далее снова все повторяется. Вот такая синусоида или маятник. Вверх – вниз, такую картину речи чаще всего сопровождают покачиванием рукой, перебиранием пальцев ведущей руки по Мариджну Ван Данцигу, различного рода отхлопываниями и отстукиваниями, а также специфическим "придыханием" а-ля Татьяна Доронина.

Очевидно, если обучение прошло удачно, то заикающемуся становится действительно легче говорить. Но не разговаривать. На видео документах некоторых центров отчетливо видно, как взрослые и дети пользуются интонационной люлькой. Но затем снова и снова лечатся от заикания. Приходят и во второй, и в третий раз, а заикание как было, так и осталось.

Для упрощения понимания того, почему интонационная люлька не лечит, приведу аналогию. Например, хромому человеку, у которого одна нога короче другой, говорят: «Давайте ходить, покачиваясь из стороны в сторону симметрично, но не на одну хромую сторону, а на обе одинаково». Будет вальяжная походка эдакого «морячка». Вроде стало более симпатично, но нога-то осталась короче другой. Внезапно забыл науку - и снова выдал хромоту. Точно также происходит с заикающимся, обученным такому приему, внезапно сбился с такта «синусоиды» и начал выдавать речевые судороги. Болезнь никуда не ушла. Сменяемое интонационной люлькой и сопровождаемое дирижированием новое речевое состояние очень недолговечно, является всего лишь «седативным», но никак не саногенным.  Проверено временем и тысячами не вылеченных «центрами» бедолаг.

Чтобы уже в который раз поднять и разъяснить тезис о настоящем лечении, необходимо вернуться в начало формирования речи и разобраться, как же в действительности возникает заикание. Несчастная «пугающая собака» или зомби из «Поезда в Пусан» здесь не причем. Они всего лишь отправная точка очевидной видимости дефекта для родителей.

Речь - это наивысшая функция организма человека, которая не дана ему от природы, речи человек обучается по образу и подобию от своих родителей, взрослых, учителей. Что же изначально функционально дано ребенку? Звукоизвлечение. Ребенок может складывать прямые слоги («би» «ба» «ма» «па» и пр.) и формировать отдельные звуки («в», «у», «г» и проч.). Это собственно всё, но этого и вполне достаточно, чтобы сформировать речь. Однако в процессе дальнейшего освоения функции ребенок сталкивается с обучением со стороны родителей и педагогов слоговому тексту. Папы и мамы учат детей, акцентируя внимание на придуманные человеком, а не природой слоги. Это не является ненормальным, но до поры до времени обнаружения дефекта. Когда же интеллект ребенка развивается настолько быстро, что формирование речевой функции за ним не успевает, возможны функциональные сбой и деформация, особенно быстро они возникают при наличии у ребенка физиологической функциональной незрелости артикуляторного аппарата, то есть выраженных дополнительных проблем, например, дизартрии. Нарушение или недоразвитие иннервации тканей мешает адаптации родного языка, как носителя информации, к возможностям артикуляции ребенка. Результат - ошибки функции. В том числе и в виде заикания.

Если функция не смогла самоадаптироваться и саморазвиться, если условия физиологические и микросоциальные для этого оказались неблагоприятные, то заикание из симптома превращается в болезнь. Но при этом ребенок находится уже в том возрасте, когда он, кроме слогов, уже ничего не помнит. Он считает, что его речь и все слова - это чередование выдуманных людьми слогов. Этот факт мешает ему возвратиться в исходное состояние, мешает форматировать речь в исходный код. Но никакое лечение заикания невозможно без такого форматирования, абсолютно и бесповоротно невозможно. Речь на некоторое время обязательно должна снова формироваться исходными физиологическими фонетическими единицами. Процесс этот кропотливый и нуждается в терпении, воле и авторитете родителя.

Первым шагом к пониманию этого вопроса была работа Ю.Б. Некрасовой, то есть Полный стиль произношения. Однако его конструкция, как это сейчас понятно, оказалась неверной и примитивной, так как не учитывала физиологию развития речи ребенка. Работая со взрослыми, Некрасова применяла только частичное и кратковременное форматирование, что по сути являлось только демонстративной моделью возможностей человека, но, увы, не лечением как таковым. Доктор Некрасова считала достигаемый эффект стимулом для дальнейшей работы взрослых над собой, но ребенку-дошкольнику бесполезно работать над своей психологией. Его речь должна быть восстановлена без психологических шаманств.

Любое форматирование нуждается в терапевтическом сроке, в ходе которого осуществляется перезагрузка функциональной системы. Этот срок неумолим и он долог, так как наш мозг - это очень сложный компьютер. Только тогда, когда возникает полное ощущение адаптации и безошибочности в работе новой системы, наступает лечение и в итоге - излечение. Это сложно, напряженно и ответственно, нуждается в серьезном контроле со стороны родителей и специалистов. Но уж такое оно - лечение заикания. Самая сложная функция не вылечивается простыми приемами.


понедельник, 4 октября 2021 г.

Не вопить!

 

Этот пост меня побудила написать история, которая случилась с нами на экскурсии в местном зоопарке. Там впервые открылся павильон или даже аттракцион с чудесными зверьками - лемурами. Вам выдают стаканчик с едой, и эти очаровательные длиннохвостые существа хотят у вас ее получить, попрошайничают и забираются к вам на плечи. Там вольготно сидят и чавкают фруктами. Их лапки настолько безопасны, а сами они настолько милы, что никакого страха у нормального человека они вызвать не могут. Проходившая с нами экскурсию девочка, когда вошла в вольер с лемурами, и первый лемур протянул к ней свои лапки, устроила такой дикий визг, что сотрудники зоопарка выставили ее вон. Сказано было буквально следующее: «Вы не можете пугать животных, пожалуйста, немедленно уходите». Такие визги пугают не только животных, они могут испугать другого ребенка или внезапно задумавшегося взрослого, не ожидающего истерик. Последствия вопля для другого ребенка могут быть разные. Внезапный крик для любого – это стресс.

Идем дальше. Сколько бы я не летал, а это было очень много раз, всегда полет проходил под детские визги, которые иногда не прекращались все время полета: и два часа, и три, и один раз даже 6 часов. Я бы еще мог понять, что кричат груднички, им само собой позволено, потому что они не в курсе и не могут быть в курсе того, что находятся в общественном месте, где существуют или должны существовать общие для всех правила поведения. Грудничкам и их родителям, я совершенно убежден, обязаны предоставляться отдельные пассажирские места, изолированные от других пассажиров. Где им самим спокойнее и не беспокоит совесть. Теперь про других пассажиров. Однозначно понятно, что авиакомпания обязалась везти вас «комфортно» и взяла деньги, а разве многочасовой детский крик - это хоть в какой-то степени похоже на комфорт?

Но уже совсем другое дело, диаметрально другое, когда вопят те дети, которые отлично говорят и прекрасно понимают смысл речи родителей. Как это ни странно, именно они в последнее время чаще всего и орут. Мое личное убеждение, что родителей таких детей нужно привлекать к ответственности и серьезно штрафовать, а из этих штрафов создавать фонд помощи тем, кто пострадал и получил стресс от криков и нарушения спокойствия. Например, коньячку в самолете налить пострадавшему, шумоподавляющие наушники предложить и т.д. и т.п. Чуть позже я объясню, почему нужно штрафовать именно родителей, а само общество должно более жестко реагировать на истерики детей. 

Все видели в библиотеке табличку: «Не шуметь!» Библиотека – общественное место. Такими местами являются все заведения и пространства, где находятся люди по своим делам. Почему, объясните мне, до сих пор нет законов о поведении в общественных местах? Если есть, подскажите – я почитаю. Но в России таких закрепленных законом правил нет. Есть «этические нормы». Но если некоторые родители не считают, что они обязаны научить своих детей этим этическим нормам или, напротив, убеждены, что вопль ребенка над вашим ухом – это норма и необходимость. То – должен быть закон и штраф! В противном случае попираются наши с вами права. Мы имеем право на спокойствие в самолете, зоопарке, театре и даже в торговом центре. Имеем право на спокойствие. У ребенка есть право покричать, он - ребенок, но это его право заканчивается там, где начинаются права взрослого или другого ребенка на спокойствие и тишину. Так как ребенок - существо недееспособное, то всю полноту ответственности за его воспитание, поведение и поступки несут родители. Взрослые. А потому и конфликт у вас или у меня не с кричащим ребенком, а с бездарными воспитателями – его родителями. Почему, с какой стати я должен тратить свои эмоции, то есть здоровье, на педагогически запущенных родителей?

Почему этот вопрос поднимается все чаще и чаще? Причина, увы, проста, смартфоноподобные родители плохо, никудышно воспитывают своих детей. Они не имеют никакого авторитета, чтобы объяснить ребенку этические нормы, а сами дети, не понимая авторитета взрослого, отказываются учиться на их примере и вести себя спокойно и разумно. Конечно, если папы и мамы сами не истерички. Современные родители не в состоянии потребовать от ребенка ничего серьезного и тем более «Правил поведения в общественных местах». Но также есть особая часть родителей, которые считают, что воспитание – это бесполезная трата времени и «поливают детей на грядке питательным раствором», думая, что это все, что они могут, а остальному научатся сами.  Ну да ладно, а причем тут я в самолете или зоопарке??? Только вам самим, господа родители, могут вопить в уши ваши собственные дети, но там, где другие от этого крика в безопасности.

Как-то странно получается – если буду кричать я - меня попросят пройти в отделение, а если вопит невоспитанный ребенок - ему дадут смачный леденец, который продемонстрирует «глубокую родительскую любовь» всему оглушенному, испуганному и опущенному криком обществу. Увы, но средства массовой информации в воспитании общества не помогают. Зачастую реклама на телевидении с детьми изображает их истеричными, кричащими, с открытым ртом и поведением гамадрила. А дети рассматривают экран и думают: "Вот как правильно жить". Вот он - авторитетный образец.

Сегодня ряд авиакомпаний, ресторанов и прочих общественных учреждений предлагают «No Kids», но платить за это дополнительные и иногда немалые деньги почему-то должен я. Почему? Объясните мне, почему? Чадо бездарного родителя вопит мне в ухо, а я должен заплатить, чтобы быть от него подальше. Почему, скажите мне, почему теперь везде дают дорогу и полную свободу безответственным людям? При этом человеку, стремящемуся к порядку, за порядок нужно заплатить. Елки-палки, что за дурь? Почему весь мир стал считать, что  тупость и безответственность – это норма? Кому это выгодно? 

Думаю так. Каждое общественное заведение должно срочно ввести собственные правила поведения для посетителей, если нет такого закона. И это общественное заведение должно само устанавливать меры воздействия на крикунов. Авиакомпания должна повышать стоимость следующего билета или запрещать полеты, а гостиницы и торговые центры повышать стоимость последующих услуг. Правила общественного поведения должны стать неотъемлемой частью любого договора о покупке услуг, связанных с пребыванием в общественном месте. Не воспитываете своих детей - общество воспитает вас тем, что вправит вам мозги. Хватит либеральщины в воспитании, она ничего не дала.

Господа родители, когда заводите детей, вы должны учиться родительству и началам педагогики, если нет собственного внутреннего понимания проблем воспитания. Родительство – это ответственность, в том числе и ответственность перед другими взрослыми и детьми, которым может по твоему недосмотру истошными криками мешать твой ребенок.

Присмотритесь к современным русским детям: ребенок радуется – кричит, негодует - кричит, удивлен - кричит, идея – кричит и пр. Вот такая стала бедная эмоциями жизнь. Именно бедная, потому что ограниченность по выражению эмоций – это признак сниженных когнитивных способностей и общего психического развития. Но где же их взять, на грядке с гумусом они не возникнут. Их должны развивать родители, развивать, трудясь каждый день, каждый час, работая над созданием Человека, а не пупсика, на которого надавил - и пищит.

В любом случае за вред несет ответственность тот, кто его причиняет. Поэтому наряду с табличкой "Не курить!" просто обязана появиться табличка "Не вопить!"  


Алексей Скобликов