вторник, 11 февраля 2020 г.

Излечение заикания и «контроль входа»


Очерк для молодых специалистов


      Для начала я хочу сделать небольшую ремарку. Эта статья своим смыслом и творческим посылом имеет отношение конкретно и исключительно к лечению такой болезни, как заикание. Описанные приемы неприменимы в практике соматических заболеваний, хотя, возможно, относятся и к другим психическим отклонениям.

      Каждому специалисту давно известно, что его работа не должна навредить больному. Тем более, если речь идет о детях. Так же лучше не заниматься проблемой, если твой труд в качестве результата принесет только попусту потраченное время. Время лучше отдать тому, кто способен принять твои старания. Именно поэтому наша технология лечения заикания, опираясь на многолетний опыт, содержит элементы косвенного «входного» тестирования родителей на их способность следовать коррекционному процессу. Конечно, условия применения тестирования в реальной практике крайне ограничены, так как мы не можем предложить родителям полноценного теста. Но мы знаем, что ищем, что особенно важно для нас и для излечения ребенка, и поэтому, как бы не пытались вести себя родители, они в той или иной мере всегда продемонстрируют наличие или отсутствие искомого. А что же мы ищем, господа специалисты?

      Настоящая, действующая и логичная коррекционная работа с ребенком всегда базируется на правилах, которые специалист выставляет для выполнения ребенку и родителю. Без этих требований, без этих правил контроля коррекционных навыков деятельность по излечению заикания, как болезни, просто невозможна. В работе, нацеленной на достижение абсолютного результата, крайне важно сотрудничество с родителями, без влияния которых на ребенка эффективность лечения представляется мифологией. Мы уже неоднократно писали о том, что ребенок счастлив и с заиканием, для него новые сложные логопедические навыки кажутся несчастным бременем. В это время родители, понимающие важность избавления от болезни, несут бо̀льшую часть нагрузки по влиянию на ребенка, контролю над ним и частично анализу хода прохождения реабилитации. То есть, изначально в основе всего лежит термин «правило».  А могут ли родители, с которыми мы собираемся сотрудничать, точно соблюдать самые простые и такие необходимые для работы правила? Увы, не все. Светлой памяти ныне покойный профессор М.И.Буянов утверждал, что способен ставить диагноз психически больному по его письмам, что неоднократно подтверждалось его творчеством. Мы так же используем тестирование по переписке, но оно выстроено более тонко в стиле диалога.

      Итак, может ли родитель сам следовать элементарным правилам, раз уж он собрался в ходе коррекционного процесса требовать выполнения чего-то от своего ребенка? Выясняя этот момент, мы осуществляем запись на консультацию и лечение только через e-mail, причем для обращения опубликованы «Правила», которые нужно прочитать и написать письмо в соответствии с ними. Документ очень прост. Однако около 50% родителей, обращающихся к нам с письмом, его не открывают, не читают и указаниям не следуют. Они не пишут то, что нам нужно знать, но присылают фото своих замечательных детишек, например, с подписью «Марк кушает форель» (1). А зачем нам нужна форель? Если человеку недосуг прочесть пару абзацев и, следуя руководству, выполнить несколько действий, то логопсихотерапия, нуждающаяся во внимании и самоотдаче, ему точно не нужна, скорее - невропатолог, остеопат или поп, где думать и делать ничего особо не нужно. Спел аллилуйю - и на боковую.

      Однако тестирование не ограничивается только этим. Мы предлагаем до назначения консультации ознакомиться с тремя нашими книгами, которые бесплатно опубликованы на сайте. Это важный библиотерапевтический момент, он описан в нашей книге «Лечение заикания в коррекционной семье» (1). Этот материал создан для того, чтобы родитель смог увидеть себя и поверить, что он не один такой «несчастный» и излечение - дело творчества и технологии. В прошлом веке Ю.Б.Некрасова использовала в качестве библиотерапии «Гадкого утенка» и «Нетерпение сердца», но мы пошли значительно дальше и специально профессионально  подготовили эти монографии как первый шаг, необходимый для лечения. В ходе консультации Светлана Борисовна задает контрольный вопрос по этим книгам о теме, которую невозможно было пропустить или забыть. Выясняется, что примерно 35-40% матерей и почти 90% отцов  книг не читали. До того они утверждали обратное, просто лгали. Но цель? То есть, ситуация с выполнением второй части входного контроля не лучше, чем с первой.
     
      Специалисту всегда любопытно, о чем думают родители, когда игнорируют требования специалиста. Казалось бы, самое заинтересованное лицо, якобы мечтающее о здравии своего ребенка, вдруг считает, что можно обойтись и без того, и без этого. Кто знает, без чего захочет обойтись такой человек в ходе коррекционного курса или домашней реабилитации. Случаи бывают разные. Например, одна мать дома полностью сменила специально разработанную и изучаемую ребенком логотерапевтическую группу стихов, посчитав их старыми и скучными. Конечно, она могла бы подумать, что это просто стихи, если бы в ее документальных материалах, выдаваемых нами, не содержалось точное указание на то, «что делать», а в книгах не описано, зачем именно так.

      Перейдем к третьей раскрываемой, но далеко не финальной части входного тестирования – назначение консультации. Мы не предлагаем и никогда не следуем воле родителей при назначении даты и времени консультации. Консультация назначается на выходной день в 13.30 (или в другое время вне курса). Мы просим подтвердить назначение. Все точно – да или нет. Большинство родителей соглашаются, меньшее количество – нет. Но некоторые могут предложить свой список, например: пятница с 19.00, вторник с 10.00, воскресенье в 12.00. Обращаясь к молодым специалистам, хочу сказать – никогда не рассматривайте варианты, предлагаемые родителями. Помните – это родители детей-невротиков, они находятся и продуцируют патогенную среду, которая в большинстве случаев и порождает заикание. Пойдя на предлагаемый вариант, вы можете столкнуться с тем, что он будет изменен неоднократно, но в итоге «тяжелых раздумий» возвращен к первоначальному. Не сопрягайтесь. Ваше эмоциональное сопряжение с больным заиканием ребенком поможет его излечению, но ваше потакание его родителям может сломать коррекционный процесс. Так как воистину: не вам следовать их учению, а им - вашему.
      
      Бывают случаи, когда внезапно, за день или за пару часов до консультации, родители от нее отказываются, так сказать, найдя лучшее времяпрепровождение в выходной, и просят перенести дату и время. Правдивость предлога при этом установить невозможно. Им безразлично, что специалисту необходима подготовка к консультации, что это - сложный процесс. Так раз – и пошли на лыжах. Ну, не кажется такому родителю лечение заикания особо важным предметом. Обычно в таких случаях мы отказываем в консультации вообще. Тотчас почему-то время сразу находится именно тогда, когда назначили мы. И лыжи становятся не нужны, и испарилась внезапная хворь. Отчего так? Не уважаете доктора, не считаете важным его труд, возникли предубеждения – не обращайтесь к нему. Можно же легко найти массажиста, гомеопата или бабку, к которой явиться за полночь и попросить отмолить порчу. Вдруг и поможет от заикания излечиться. Настоящее же лечение – это серьезный, логичный и последовательный процесс, с которым не стоит шутить.

      Оценивая родительскую способность участвовать в коррекционном процессе, специалист должен убедиться в том, насколько родитель склонен к навязыванию своих «доморощенных» условий, так как это навязывание может полностью перечеркнуть все ваши труды, а в результате пострадает ребенок. Сейчас мамы и папы пытаются что-то навязать лично вам, а затем они будут считать, что могут менять ход процесса коррекции. Устанавливая для них несколько поэтапных примитивных правил, требующих точного выполнения без рассуждений и болтовни, мы находим тех, кто готов ради ребенка поступиться некоторыми своими убеждениями и характерологическими чертами и в сотрудничестве с нами добиться излечения своего дитя.

      Однако, к примеру, одна мать при оплате установленного депозита за курс оплатила только половину и сообщила, что «этого достаточно для того, чтобы выразить намерение пройти курс». А что она скажет потом? Ваши коррекционные требования умственно не доросли до нашего продвинутого понимания или что-нибудь еще?

      К сожалению, такие люди обоснованно получают отказ в лечении заикания. Человека не изменить, и если само его существо противоречит формуле организации лечения – нет смысла продолжать с ним работать. Чаще всего эти люди годами ходят по разным лекарям, жалуются одним на судьбу, а другим - на тех, кому жаловались на судьбу, но не добиваются полного излечения заикания. А излечение, вот оно, в трех шагах – достаточно только сделать ничтожное усилие над собой, преодолеть «нутро». Парадоксально требовать от ребенка того, чего ты не можешь сделать сам. Любой специалист, работающий над заиканием и не стремящийся к точному бескомпромисному контролю со стороны родителей над реабилитацией – шарлатан. А установить, кто на что способен и помогают нехитрые, но работающие тесты.

      Необходимость в такого рода процедурах определяется задачей сотрудничества и конечной целью – полным излечением. Если родителя не интересует эта цель, а есть только желание «пройти лечение», «подлечиться», «позаниматься», «съездить в санаторий», то никаких требований специалист к нему предъявлять, естественно, не будет. Какие, собственно, могут быть требования к родителю, ребенок которого проходит дельфинотерапию или массаж? Но именно подобные родители распространяют слухи о неизлечимости этой болезни, так много жалуются везде о том, как долго, дорого и безрезультатно они лечились.

      В целом же, если вам свойственны антилидерство, разгильдяйство, самоуправство, халатность, неуважение к другим, лживость, высокое самомнение и потребительство  - у вас будут трудности в прохождении любого педагогико-терапевтического курса лечения заикания. Специалисты, увидевшие в родителях заикающегося эти черты, должны обратить на них внимание самих родителей и предупредить об их возможном негативном влиянии на процесс лечения и путях преодоления.

      В заключении хочу заметить, что излечение заикания никогда не бывает таким, «как хочется», оно дается Богом в том виде, в котором его создает доктор - посредник между Богом и пациентом. Не стоит гневить Всевышнего, морочить голову доктору и искушать судьбу – она может не дать второго шанса. Там своя канцелярия и свои правила, но вот узнать их будет сложновато.







1. С.Б.Скобликова «Лечение заикания в коррекционной семье».