четверг, 24 ноября 2016 г.

Не вынесла душа поэта…


    С каждым ребенком мы обязательно ведем рабочую тетрадь. Постепенно заполняясь трудом специалиста и ребенка, она превращается в уникальное учебное пособие. Эта тетрадь также является дневником успеваемости по всем видам коррекционных компонентов. Мы ставим отметки качества освоения материала, и, более того, в тетрадь заносятся замечания воспитательного характера для ребенка и родителей. Например: «Отлично сделал зарядку!», «Плохо убрал постель» или «Обидел девочку на прогулке» и т.д. Обычно, вслед за ними, если требуется, следует «работа над ошибками». Такая вот многофункциональная тетрадочка. Именно по ней на протяжении реабилитационного периода родители занимаются со своими детьми. Иногда она требуется для повторения и восполнения речевых навыков, если возникает некая неуверенность в результате перегрузок или болезни. Некоторые хранят ее десятилетиями, как память о большом результате. Однако не все. Недавно, мы столкнулись с очень любопытной ситуацией, которая только подтвердила давно известные истины о том, что мамы заикающихся – лучшие педагоги, дефектологи и врачи, а их чада несравненные, неповторимые и непогрешимые.
     К нам обратилась семья,  мальчик из которой проходил курс очень давно. Мы выпустили его и проконтролировали через год отличную речь. Однако парень был лоботряс с большим самомнением, но об этом позже. Речь ребенка стала беспокоить мать и появилась необходимость выяснить причину происходящего. Обследование продемонстрировало самую частую причину посткоррекционных сбоев у детей – перегрузку. Мамы-то Кулибиных и Поддубных взращивают из невротиков, они уверены, что их умнейшие и великолепные дети достигнут олимпийских высот, несмотря на невротическую конституцию и предупреждения и запрете переутомления. А невротизм никуда не деть! Такая вот омерзительная штучка. Заикание можно устранить, и не только его, но также тики, энурезы и прочее, однако ДНК останется при этом «невротической». Иногда тратишь часы на то, чтобы объяснить это папам и мамам, ставящим ребенка в условия чрезвычайной перегрузки. Оправдания всегда одинаковые – они только «катаются» на коньках, а не тренируются, они ничем не занимаются на уроках по рисованию и, наконец, совершенно убийственное: «Ему же нравится!» Вот так легко и получаются десятки лишних учебных часов. А потом: «Ах, Господи, да что же это, да как же так, да помогите кто-нибудь!», восклицают они, заметив повтор пары слогов. Есть такая русская поговорка: «Оглянись коза на свои рога!», но даже на консультации с установленными 50 учебными часами в 8 лет они продолжают с пеной у рта доказывать, что ребенок «совсем не устает», и причина сбоя не в этом. Ах, ну да, ну да, конечно «мамыдефектологи» и «мамыпсихологи», но правильного вывода в отношении самих себя они никогда не делают. Мы еще не видели, чтобы кто-то признался – да, мы перегнули палку с учебой; да, мы готовы все восстановить. Чаще говорят другое – нагрузку убирать не будем, она нам нужна для «величия и успеха нашего», а вот скажите, как обратно вернуть идеальную речь с тем, что есть. И каждому приходится отвечать – никак. У одного не нервы, а канаты, а у другого струны, которые, бывает, рвутся, если чуть смычком перебрать. Если вы, милейшие, этого не понимаете, то дорога вам в сторону транквилизаторов, туманная такая дорожка. Нет другого выхода, ребенок-невротик нуждается в щадящей нагрузке и точка, а остальное – тупой треп. Простите, накипело, но вернемся к нашему мальчику. По сути все тоже самое, о чем уже рассказано, достаточно достать тетрадочку и начать повторение материала. Ан, бац! А тетрадочки-то и нет… Где же она? Как ни крутили покрасневшие родители, но в конце концов стало ясно, что их очаровательное и гениальное чадо не смогло повторять материал по ней, так как невзлюбил наши замечания воспитательного свойства. А мама сделала, как «царь» приказал, и выбросила тетрадь. Занимались они потом сами по душевному наитию, благо результат был уверенный и стойкий. Кто бы мог подумать, потребовалась тетрадь, а выбросили, какой пассаж… Удивительно то, что мать не очень отрицала, что ей и самой не нравились замечания. С чего бы это? Ваш сын – ангел? Но ведь ангелы не нуждаются в исправлении речи. Странная история, но удивительно правдива она своей дремучей беспросветностью.

А. Скобликов