воскресенье, 12 сентября 2021 г.

Н.Л. Карпова, её центры и заикание. Мокрая тряпка

 

Говорят, Платон мне друг, но истина дороже. Соглашусь. Светлой памяти Юлия Борисовна Некрасова применяла любопытный прием вразумления бестолковых учеников. Он назывался «Мокрая тряпка». В смысле - по морде. Сама Некрасова частенько в ходе курса этой тряпкой пользовала подопечных. Но вот час мокрой тряпки пришел и с другой стороны. От воспитанников.

Одним из учеников Ю.Б.Некрасовой считается профессор Н.Л. Карпова (ПИ РАО РФ), которая сегодня, модернизировав методику, распространила ее на лечение заикания у детей, являясь куратором нескольких центров в различных городах России, например, в Таганроге, Самаре, Владивостоке , Саратове и пр. Дети, прошедшие лечение в этих центрах, не вылечиваются от заикания. Болезнь никуда не уходит. После этих "заведений" родители бедолаг обращаются к нам, и мы стараемся им помочь, превозмогая подорванную там веру в успех лечения, как такового. Таких детей становится больше с каждым годом.

Недавно пришло очередное  письмо, которое заставило меня снова поднять вопрос компетентности распространения «детской» методики Н.Л. Карповой и самодеятельности ее учеников. Первый пост по теме о наболевшем был год назад.

И вот новый центр и новое обследование заикающегося ребенка.

Мальчик Максим (*) девяти лет  3 года безрезультатно лечится от заикания в Саратовском филиале доктора психологических наук Карповой Н.Л. В подвале жилого дома. Весь 2019г. занимался подготовкой к курсу (1 раз в неделю по 2-3 часа). В 2020г. прошел интенсивный курс в данном филиале (2 с половиной недели, каждый день; логопед Терешкова Елена Борисовна; психолог). В 2021г. 1 раз в неделю снова занимался в данном заведении: «стариковал» (терминология Н.Л. Карповой). Речь ребенка ужасна, заикание 8 баллов, 14 трудных звуков, информативность речевого потока 55%, что такое ПСП (**) показать не может, но знает слово «дуб» (терминология Н.Л. Карповой). Когда смотришь на такого пацана, которого так бездарно "лечили" отдаленно родственной методикой, сердце обливается кровью. Позор, он срывает все условности и этику, они ничто против болезни ребенка. Я все понимаю, неудачи бывают у всех, но не постоянно же, уважаемые.

Итак, 3 года. Задумайтесь: 3 года драному коту под хвост! Почему же вот так, почему все так плохо?

Обратимся к вопросу, который так и хочется задать самой Наталии Львовне.

Уважаемая Наталия Львовна, вы скольким детям сами лично исправили нарушения речи, например, дизартрию? Ни одному? А откуда же у вас клинический опыт работы с детьми, откуда знания о формировании речевой функции, ее дефектов и опыт речевой терапии у детей? По книгам прочитали или Рабинович напел? В какой поликлинике, больнице, в каком клиническом институте вы постигали опыт лечения речевых нарушений у детей? Вы никогда не были логопедом  в отличие от самой Ю.Б. Некрасовой  (даже Л.З. Арутюнян – логопед, потому и знала, что у Мариджна ВанДанцига  нужно с пользой унести), вы никогда не тратили сотни часов один на один с ребенком, чтобы добиться от него хоть малого результата, превозмогая его сопротивление и собственную усталость. Иногда ребенку, чтобы поднять язык и поставить его в нужное место, нужны десятки часов. Заикание, говорите, лечите детям? Думаете оно никак не связано с другими нарушениями речи и нейрофизиологии, думаете отдельное такое заболевание?  Чему вы можете научить тех специалистов, которые сегодня наклепали «центры» по «вашей науке»? Психологии зарождения и реабилитации детского заикания? Но такого опыта у вас тоже нет и не было ни в одном клиническом институте. А если есть, то где общедоступные данные о нем, где видео вылеченных вами детей, истории болезни? 

Слабый или никакой результат у этих людей именно потому, что заикание – детская болезнь, она формируется  во многом схоже с формированием дизартрии, и большая часть механизмов одинаковы. Но если вы не вылечили дизартрию никогда и никому, откуда же возьмутся у вас  способности наставлять учеников исправлять заикание у детей? Снизойдут с небес? То есть грыжу вырезать могу, а вот в аппендиксах ничего не понимаю.

«Обнимашки-терапией» исправляете? Психологией и философией дефект речевой функции правите? Может быть, заговором текстами Сухомлинского? Или старый ПСП (полный стиль произношения) приладили детям с нарушениями иннервации артикуляторного аппарата? А в итоге получается, что все дети, которых мы видели из ваших центров, показывают ПСП по-своему. Как Бог на душу положит, так и показывают: неправильно, нелепо, абсолютно бестолково и бесполезно.

Не поможет такой ваш «дуб» и не может помочь, потому что даже ваш «старый стиль» должен быть технически верным в исполнении каждого ребенка. Должен быть, по крайней мере, одинаков. А без  понимания тонкостей развития речи ребенка-дошкольника вам невозможно получить от малыша результата обучения этому стилю, вы же никогда не получали результата даже при ротацизме, никогда не развивали ребенку речь и фонематический слух путем многочисленных и ответственных тренировок, никогда не испытывали радость от устраненной вашими совместными стараниями гиперсаливации или пареза. То, что мы видели до сих пор «от вас» - это, простите, стыдно. Вы не работали логопедом и поэтому не представляете себе, что не может ребенок для правильного Л прижимать язык к щеке. Ни один логопед не пропустит, не будет звук правильным. А что же, по- вашему, для правильного ПСП можно «козлом скакать» или «блеять овцой», можно стиль ломать, как хочется, и это поможет при заикании??? Боже ты мой, боже ты мой. Учил психолог логопеда, как исправлять ребенку речь, но вот беда, он сам не ведал, куда язык обязан лечь. Испанский стыд!

Возьмем дыхательную гимнастику по А.Н. Стрельниковой – та же самая картина безответственности ваших учеников. Одного ребенка научили так, другого – эдак, все показывают разный рисунок. То есть вдох - то нет; то там, где положено - то нигде.  То в одном месте финал наклона, то в другом.  Жесть. Вы-то сами в курсе, как делается эта гимнастика? А мне лично Александра Николаевна еще до Некрасовой в 1982 году говорила: «Ты если не можешь точный рисунок упражнения получить, забудь это дело, пойди в шахматы поиграй».  Заметьте, о точном рисунке говорила, точно таком же, какой должен быть и в ПСП. Не будет точного рисунка - не будет никакого результата, что мы и наблюдаем. Каждый ваш воспитанник должен быть технически одинаков, а они, простите, как грибы на поляне или как тараканы у Визель – разные, разные…

Ребенок – это существо развивающееся, и если в его вербальной коммуникации произошел сбой, это не означает, что ему помогут даже три психолога или философа. У ребенка нарушилось формирование функции речи! Ему нужно восстановить ее, затормозив и откатив по времени назад, ввести в период до заикания, но при этом развить адаптивно и интеллектуально.  В этом парадоксе и есть суть лечения детского заикания. Пройти между Сциллой и Харибдой. Если не развить, ребенок очень быстро вспомнит о дефекте, а если развить на основе безопасной речи, она  будет тянуть вперед новые достижения. А не назад в уютное и доброе заикание. Делается это точными и однотипными тренировками с постоянно усиливающимся уровнем контроля, утраченного в дефекте. До того, пока воспитанник не станет технически, функционально с точки зрения речи идеален. Пока, до сих пор, мы не видели по-настоящему «натренированных» вами детей. Может они и есть, но где? Может, покажете?

Теперь о развитии речи и компенсаторном ответе. Любопытно, как вы прививаете ПСП тем детям, а таких ныне большинство, кто имеет выраженное недоразвитие? Как может вам ребенок сказать ЗЕ-ДЕ-РА-ВЕ-СЕ-ТЕ-ВУ-Й, если он уверен и убежден, что это слово ЗТЛЯСЬ?  Может, для того вы и используете целый год «подготовки к интенсивному курсу»? Но отчего тогда и этот год из трех – коту под хвост? За год-то, наверное, можно профессионально речь развить, если вы действительно профессионалы?  Вся, абсолютно вся логопедия построена на отклике ребенка на действия логопеда, на компенсаторной реакции организма на производимые упражнения. Так исправляются все нарушения речи, в том числе и заикание. Никогда не слышали? Искренне были уверены, что заикание у ребенка -дошкольника – «это комок нервов, стрессов и психотравм», рисовали айсберг внутренних проблем и проводили психотренинг?  Ребенку, которому 5, зачем айсберг? Айсбергом никак в носу не поковырять. У него даже заикание, как болезнь, недоразвито, что очень полезно для лечения. Он 30% ваших слов не понимает, а вы ему и его родителям про «высшую математику тонкой психологии» мозги полощете? Вам, уважаемая Наталия Львовна, хорошо бы пару лет посидеть на приеме логопедом, чтобы параметры повседневной реабилитации речи стали виднее, чтобы возможности ребенка стали отчетливее понятны. Но вам же не- досуг логопедом быть.  Психологом "теоретиком" веселее, можно чаю попить с печеньем, поболтать о Кафке или Карнеги в кругу убежденных заик - «стариков», прячущих свое заикание за тысячей уловок. У этих "вылеченных стариков" потом заикаются дети и внуки, подверженные дефектному речевому образцу своих предков. А вы, уважаемая Наталия Львовна, таким людям сеансы "снятия заикания" проводить доверяете. То есть, своим детям правильную речь дать они не смогли, а чужим смогут? И смех и грех.

Почему, черт возьми, в России развелось столько некомпетентных и одновременно остепененных людей, и это кажется нормальным? Кто сказал, что человек с образованием филолога и философа, с диссертацией на тему  «Этико-педагогические взгляды В.А. Сухомлинского» может нахвататься опыта для лечения детей от заикания?  А слесарь может? А токарь может? А колхозник? Что, вот так посидел у Ю.Б.Некрасовой на занятиях реабилитационной  группы - и специалист в лечении заикания у детей?  Это как понимать, наблатыкался? То есть, если сапожник раз десять посмотрит, как делает операцию хирург, то тоже может оперировать и даже защитить докторскую диссертацию по медицине? Господи, помилуй! Вот это жизнь! А ведь научил товарищ Ленин каждую кухарку управлять государством. В итоге вся правда заключается в одном простом факте, чтобы профессионально и правильно лечить заикание, чтобы разрабатывать теорию и иметь практику, надо быть специалистом по дефектам речи.

Воистину говорят, кто может – тот делает, кто не может – тот учит. Учит и плодит «учеников» и центры, центры, центры. А больные дети остаются.


Алексей Скобликов


(*) - имя ребенка изменено

(**) - ПСП - это механизм лечения заикания взрослых, предложенный Ю.Б.Некрасовой более 50 лет назад.





воскресенье, 5 сентября 2021 г.

«The Inside оf Stuttering»

Дорогие друзья! Крупнейшее издательство Кипра Armida Publications Ltd. выпустило  первую книгу Светланы Борисовны Скобликовой (Svetlana Skoblikova) на английском языке «The Inside оf Stuttering». Это очень большой труд в 450 крупноформатных страниц в твердом переплете, дающий всестороннее представление читателю о нашей системе лечения, воспитания и профилактики заикания. Книга великолепно иллюстрирована - содержит 20 ярких иллюстраций и будет полезна всем категориям читателей, которым близка тема исправления заикания у детей. Книга продаётся, её можно купить, сделав запрос на нашу почту sbskoblikova@gmail.com. Вскоре её можно будет купить через розничную сеть в странах Европы, США, Австралии и Новой Зеландии. Приятного чтения!







Ссылка на Гугл-книги: http://books.google.com/books/about?id=mCxBEAAAQBAJ
Однако полного доступа на этом ресурсе нет.





Ясным утром сентября!