Метод лечебной фонетической реконструкции речи при лечении заикания.

Об этой теме также можно прочесть в этой статье

Из книги "Заикание: лицом к лицу" 
                                                     
                                Механизм действия

При разработке способа лечения заикания мы исходили, во-первых, из того, что хотим создать методику, которая бы не нуждалась в помощи какого-либо «отвлекающего средства» или «посредника». В качестве таких известны метроном, ведущая рука, аппаратура и компьютерные программы на основе эффекта Ли. Все они имеют общий неисправимый недостаток – оказывают исключительно косвенное воздействие на речевую функцию. Мы же ставили задачу создания способа прямого и контролируемого лечебного воздействия на речь. Во-вторых, учитывая специфику лечения заикания у детей, при разработке метода нам бы хотелось иметь технически простой в применении, надежный и высокоэффективный механизм, обладающий способностью быстро достигать терапевтического эффекта. В-третьих, метод должен быть применим в рамках «Концепции лечения заикания в коррекционной семье».
Мы полагали, что на опыте феномена Полного стиля произношения русского языка, применявшегося Ю.Б. Некрасовой, можно преемственно создать методику именно лечения речи. Так что же такое ПСП по Некрасовой? Люди часто говорят: «Здрась, Марь Ван!» вместо «Здравствуйте, Мария Ивановна!», «Ашить ити!» вместо «Разрешите пройти!» или «Ка дела?» вместо «Как дела?» Это явление называется речевой редукцией. Речевая редукция во взаимосвязи с нарушением фонематического слуха и восприятия со временем становится частью симптомокомплекса заикания. Некрасовой с 1978 года было предложено в группах реабилитации заикающихся применять ПСП для создания правильного речевого образца. Через некоторое время у ПСП появилась дискретная структура из открытых слогов, направленная на формирование речевого ритма. Оказалось, что нововведение позволило ПСП качественно переродиться в лечебный методический компонент. Применение ПСП давало действенный терапевтический эффект. Однако Ю.Б. Некрасова была подвижной, творческой личностью, постоянно искавшей новые пути борьбы с заиканием, будь то библиотерапия или структурированный танец по Г. Аммону. Эта особенность лишала Юлию Борисовну времени для более пристального взгляда на, казалось бы, малоинтересный ПСП. Стиль произношения не имел четкого описания, был многовариантен: у каждого человека он формировался по-своему, а затем передавался из уст в уста, т.е. как лечебный компонент был несовершенен. Но именно ПСП и явился прообразом метода «Лечебной фонетической ритмизированной реконструкции речи».
Заикание есть коммуникативный дефект и, следовательно, его носителем или провокатором является информация. Заикание не возникает при нецензурной брани, потому что нецензурные слова де-факто уже лишились своего востребованного (имеющего значение для других) смысла, заикание не возникает на утвердительном «Да уж!» или эмоциональном «Эх – ма!», потому что они также не несут востребованного смысла. Смысл же слога ПРИ в русском слове «приезжай» - приближение, присоединение, и тем более богатый смысл у слога ЗДРА в таком тяжелом для заикающихся слове «здравствуйте». Именно поэтому традиционная логопедия, долгое время учившая заикающихся послоговой речи, ничего не достигла. Возможно ли так организовать речь, чтобы устранить информационную составляющую слогов? Нет, но можно реконструировать таким образом, чтобы ее составными компонентами были безопасные слоги. Так, Некрасова Ю.Б. считала безопасными открытые слоги, например РО, ДА или МА. Трудновоспроизводимые слоги со стечением согласных ею делились на открытые, причем остающиеся после деления звуки дополнялись до слога нейтральным звуком Э, например: «Зэ-Дэ-РА-Вэ-Сэ-Т-ВУ-Й-ТЕ!» (вариант Ю.Б. Некрасовой). Однако, даже на данном примере видно, что некоторые звуки слова остались без пары, а когда быть с парой или без нее каждый для себя решал сам. Кроме того, на слух эта речевая форма тяжела и некрасива.
Конечно, нельзя дать ребенку возможность сомневаться в правильности своего произношения, особенно на этапе обучения, поэтому мы реконструируем речь иначе. По нашему методу каждое слово речевого потока, а не только трудные отдельные слова или слоги со стечением согласных, делится на элементарные фонетические единицы двух типов: звуковые (отдельный чистый гласный, согласный звук, дифтонг) и слоговые (прямой открытый слог, состоящий из первого согласного и второго гласного звуков). Мы полностью отказались от некрасовского принципа безопасности последовательности открытых слогов, приводящего к загрязнению речи лишними нейтральными звуками. Опыт показывает, что действительно безопасной и терапевтически эффективной является моновариантная равноправная последовательность отдельных звуков и открытых слогов. Ничего лишнего мы в речь не добавляем, а только реконструируем ее. К каждой фонетической единице прикреплена собственная микро-пауза. Длительность микро-паузы всегда соответствует продолжительности звучания фонетической единицы.
Пример русской формы ЛФРРР.
« На-А-р-ба-те-в-ма-га-зи-не,-
За-о-к-но-м-у-с-т-ро-е-н-са-д.-
Та-м-ле-та-е-т-го-лу-бь-си-ни-й,-
С-не-ги-ри-в-са-ду-с-ви-с-тя-т ».
(А. Барто)
Таким образом, в фонетически реконструированной речи, при полном сохранении ее логики, устраняется информационная составляющая слогов. Равноправие звука и слога позволяет самопроизвольно запустить описанный выше рестарт-фактор, то есть немедленно активизируется восстановительное обучение речи. Заикающемуся (ребенку и взрослому) становится проще говорить, т.к. он перестает «думать» о предстоящем «информационном» слоге. Произведенная реконструкция формирует как необходимый  речевой ритм (без какого-либо метронома), так и обеспечивает требуемую организованную слитность. Надо отметить: громкость звучания всех фонетических единиц в реконструированном речевом потоке одинакова. «Импульсный режим» речи обуславливает малые энергетические потребности речевых центров мозга, а оперативная память при этом полностью освобождается от судорожной готовности. На  начальном этапе лечения заикания методом ЛФРРР реконструированная речь ребенка выглядит «роботизированной», а затем, по мере разрушения устойчивого патологического состояния, она все сильнее интонационно окрашивается, постепенно приобретая черты не только нормализованной обычной речи, но и эталонного образца.
При ЛФРРР заикание как факт невозможно уже в момент ее применения, с самой первой минуты после снятия молчания. Лечащийся в наших условиях не заикается весь период лечения, то есть собственная реконструированная речь, позволяющая вести свободное общение, разрушает устойчивое патологическое состояние и полностью нормализует речевую функцию. ЛФРРР вызывает мощное устойчивое саногенное состояние (УСС), на порядок превосходящее по силе устойчивое патологическое состояние (УПС), продуцируемое заиканием. По опыту работы нами замечены четыре этапа ЛФРРР. Первый - начальный, происходящий под воздействием немого состояния, позволяет пациенту овладеть новым речедвигательным навыком. При этом вызванное немым состоянием самоограничение в общении обеспечивает постепенное развитие педагогического и коммуникационного процессов. Второй этап – пассивная реконструкция. Ребенок уже смело говорит, пересказывает сказки, стихи и не ошибается в реконструктивном произношении, не заикается, но УПС еще не разрушено окончательно. Третий этап – активная реконструкция. Лечащийся полностью свободен от УПС, ощущение свободы приводит к взрыву речевой активности. Ребенок болтает без конца, пытаясь наговориться. Зачастую начало этапа активной реконструкции у детей, страдающих сноговорением, демонстрируется реконструированной речью во сне.
Из заметок. «Илюша Ч. 7-ми лет поступил на лечение с тяжелой формой заикания. Ребенок способный, развитый, общительный, комичный. Сноговорение с использованием ЛФРРР наблюдалось на третьей неделе лечения. Накануне выписки торжественно сообщил, что совсем не заикается и поэтому, когда приедут папа и мама, больше «делить» не будет. Предполагая развитие ситуации, Алексей Арнольдович посоветовал: «Не стоит ждать родителей, давай сейчас, уже можно!» Илья радостно: «Класс!» Затем, посидев и подумав, тихо произнес: «Я не помню, как раньше». По прошествии года с момента окончания курса мальчик показал идеальную во всех отношениях речь. В этом случае сознательный контроль за использованием ЛФРРР сменился бессознательным, что оказалось возможным выявить при сноговорении. Возникновение бессознательного контроля за речью - суть этапа активной реконструкции. Четвертый этап – реабилитационный. На этом этапе, под воздействием  многочисленных внешних факторов, характер ЛФРРР меняется. Постепенно полностью  сглаживается ее импульсная форма, но память об УСС при ЛФРРР продолжает бессознательный контроль над речью.
                                    Применение
Мы называем метод ЛФРРР логопсихотерапевтическим. Логопсихотерапия в точном переводе с греческого обозначает «лечение души словами», т.е. речью, но в нашем понимании речью самого лечащегося, а не психотерапевта. Мы подчеркиваем, психотерапевтическое воздействие в случае применения ЛФРРР на пациента оказывает  его собственная речь, причем независимо от содержания, т.к. психотерапевтическим действием обладают «технические» свойства реконструированной речи, а не логика произносимого текста.
Еще доктором Ю.Б. Некрасовой было замечено, что при работе с заикающимися необходимо повысить их восприимчивость к коррекционным мероприятиям. По сути дела, проводимые ею эмоционально-шоковый сеанс и библиотерапия были направлены на создание предпосылок уверенного вхождения в новую речь. С детьми невозможно проводить шоковый сеанс, точно как и библиотерапию, но также нельзя начать изучение приемов ЛФРРР «после дождичка в четверг». Ребенок должен быть подготовлен к восприятию методики, и мы используем для этого благотворный период молчания. Именно в данное время сознание воспитанника постепенно погружается в лечебную среду. Все члены коррекционной семьи разговаривают между собой и с другими людьми, в том числе родителями, исключительно реконструированной речью. Ребенок начинает осознавать, что такая форма речи позволяет абсолютно свободно общаться. Лечащиеся дети и подростки с огромным интересом и вниманием наблюдают за тем, как строится и своеобразно интонируется речевая форма, они слушают специально подобранные тексты, в которых прослеживаются все возможные конструктивные формы ЛФРРР. Подбор этих произведений занял у нас более 15-ти лет. В период молчания нами проводятся аутогенные тренировки (АТ) по методу Шульца, направленные на релаксацию, однако текстовая информация таких тренировок подается с использованием ЛФРРР, в конце тренировки мы просим проговаривать про себя некоторые фонетически реконструированные фразы. Ребятам различного возраста очень нравятся эти тренировки. Они называют их «афтогенными», говорят: «На них ничего не надо делать!» Однако именно эта форма работы является трамплином вхождения в лечебную реконструированную речь. Особенно отмечу, что в аутотренинге нами применяется музыкальное сопровождение. На этом молчание не исчерпывается – тогда же мы обучаем ребенка парадоксальной гимнастике по А.Н. Стрельниковой. Изучаются только четыре упражнения: приседания (полуприседы), насос, повороты и веревочка (маятник). Ученики осваивают их за 4 дня, однако количество вдохов еще берется недостаточное. После снятия молчания количество вдохов увеличивается до необходимого. Ребенок, в зависимости от своей «конституции», нуждается в разном количестве вдохов, которое мы подбираем строго индивидуально по каждому упражнению. Гимнастика по А.Н. Стрельниковой уже давно оценена многими специалистами как эффективный инструмент восстановления правильного дыхания. Ю.Б. Некрасова отмечала возникновение саногенного состояния у пациентов в момент выполнения упражнений, что подтверждается полностью и нашим опытом.
Этап пассивной реконструкции начинается сеансом снятия молчания, который обязательно проводится рано утром. Сеанс представляет собой уже знакомую ребенку аутогенную тренировку, однако реконструированные фразы произносятся уже не про себя, а вслух. Дети говорят их по-разному, некоторые императивно громко, другие боязливо, третьи с радостью, но все говорят и не заикаются. Кроме того, в АТ предлагается кратко ответить на два-три вопроса. Ответы всегда звучат более уверенно. Так заканчивается молчание, но немое состояние еще сохраняется, и мы незамедлительно приступаем к пересказу (или чтению) сказок и изучению стихов наизусть, т.е. начинаем тренировать ЛФРРР. Надо сказать, что около половины воспитанников сразу понимают технику речи и практически не делают ошибок, другие же ошибаются помногу, но в условиях коррекционной семьи ребенок находится под перманентным контролем, и даже если мы станем исправлять неправильное произношение 24 часа в сутки – мы обязаны это делать.
Значение гимнастики Стрельниковой для восстановления дыхания заикающегося неоценимо, однако она не создает какой-либо речевой психомоторный навык. Мы разработали переходное звено, которое помогает создать такой навык – речевую гимнастику «Аудиостарт», которую применяем со следующего после снятия молчания дня. Эта гимнастика выполняется обязательно сразу после дыхательной. Ребенку предлагается сделать «стрельниковский» вдох, а затем - характерное для стрельниковского «Насоса» движение тела вниз одновременно с произнесением первого гласного звука, допустим «И» в слове «Илья». Вся остальная часть слова в фонетически реконструированном виде произносится при движении тела наверх. Обычно мы отрабатываем по 10 слов на каждый гласный звук или дифтонг. Гимнастика «Аудиостарт» великолепно тренирует речевой психомоторный навык стрельниковского вдоха.
Из заметок. «У шестнадцатилетней Инессы К. тяжелая форма заикания. Основную трудность девушке доставляли начальные гласные звуки, вызывающие непреодолимую тоническую судорогу артикуляторного аппарата. «Первое занятие речевой гимнастикой «Аудиостарт» вызвало у меня страх еще тогда, когда обучали, я не представляла, как я это смогу. Но первое слово выскочило легко, а затем еще и еще… Мое собственное имя, казавшееся мне непроизносимым, особенно уменьшительное, незаметно улетело…» - написала она в своем дневнике». Такой эффект, конечно, дает не только «Аудиостарт», а её взаимосвязанное действие со всеми лечебными компонентами и, в первую очередь, с ЛФРРР.
Упомянутый ранее рестарт-фактор обуславливает работу над первыми произведениями, которые детям (и тем более подросткам) кажутся глупыми, например «Курочка Ряба» или «Репка». Однако значение такой работы велико. Дело в том, что именно эти и другие подобные произведения являются носителями лингвистической основы русского языка, напрямую связанной с процессами мышления в русской языковой среде. Сформированная под воздействием заикания или не сформированная вовсе эта основа деформируется, а мышление дезорганизуется. Нам встречались дети, вообще не читавшие русских народных сказок, но начитанные комиксами и произведениями о Человеке-пауке.
Из заметок. «Антон И. 6-ти лет страдает тяжелой формой заикания. Ребенок интеллектуально развит, объем знаний и представлений о мире выше нормы. Стихотворение «Бычок», сказки «Курочка Ряба» и «Репка» недоступны. Говорит, что совсем не помнит. Пробовал рассказать книжку «Смешарики» - содержание непонятно, изложение нелогично, постоянно прерывается: «Ах да, вот еще забыл». Правила игры в прятки рассказывал с конца: «Надо прибежать и настучать». Правила игры в салки и вышибалы объяснить не смог». Вот вам, уважаемые родители, и дедка за репку, а бабка за дедку - это не народная глупость, а мудрость Великого и Могучего русского языка! Последовательное описание событий, от простого к сложному, организует мыслительный процесс даже у здоровых детей, а больным заиканием оно жизненно необходимо.
Произведения нашими детьми пересказываются в большом количестве, а затем мы приступаем к отработке ЛФРРР в форме тематического диалога. Причем сначала вопросы задаем мы, а ребенок отвечает, затем наоборот. Темы берутся разные: от «Моя семья» до «Страны, в которых я был». Обычно первые диалоги идут с трудом - сказывается дефицит общения, а затем ребята начинают задавать все более сложные вопросы, иногда в таких диалогах удается устранить пробелы в знаниях по любой тематике. Мы не ограничиваем детей в вопросах личного характера и тем самым сближаемся с ними.
Из заметок. «У десятилетнего Дениса М. заикание тяжелой формы, болезнь обострилась после рождения младшего брата. Мальчик рассказал, что не любит малыша, потому что, когда он рождался, покалечили маму – разрезали ей живот. Спросили, с чего он это взял, ребенок ответил: «Все дети так рождаются – маме режут живот!» На вопрос: «А как же тогда рождаются медвежата в лесу: живот медведице режет доктор Волк?» Дениска сильно смутился и сказал: «Я этого не понимаю, как же?» Конечно, в данном случае родители должны были рассказать мальчику 10-ти лет о факте появления на свет брата более подробно и, конечно, с учетом того, что заикающийся ребенок – невротик. Именно диалогические занятия с детьми позволяют достичь наибольшего эффекта. С одной стороны, диалогами мы тренируем навык ЛФРРР в спонтанной форме речи, а с другой стороны, развиваем у пациента лабильность мышления, так необходимую для активной речи. Занятия одновременно решают задачу точной индивидуальной подстройки психологического подхода к ребенку, в ответах на специальным образом подобранные вопросы кроется важнейшая для лечения заикания информация. После того, как ученики становятся способными вести беглый диалог на любую, соответствующую возрасту тему, у них начинается этап активной реконструкции речи. Начало этого этапа невозможно не заметить. С третьей недели наступает переход количества реконструированного речевого материала, изученного и произнесенного ребенком, в его новое качество. Обычно дети уже не ждут приглашения побеседовать и самостоятельно вступают в разговоры. Естественно, на активизацию речи влияет и фактор «приживаемости» ребенка и комфортности созданной для него среды.
Из заметок. «Вася Н. 6-ти лет поступил на лечение с заиканием средней степени выраженности. В начале четвертой коррекционной недели при совместном просмотре телевизионных программ мальчик вдруг стал самостоятельно комментировать их содержание и согласовывать свое мнение с мнением окружающих. При этом он эмоционально подыгрывал героям телешоу, копировал их интонации, но полностью сохранял форму ЛФРРР». Когда наступает этап активной реконструкции, серьезно усиливается важность перманентного контроля за ребенком со стороны специалиста. Дело в том, что чрезмерно активное в первое время речевое поведение с использованием ЛФРРР может быть нестабильным, воспитанник способен внезапно нарушить необходимую речевую форму. Никакого заикания при этом не возникает, но любое лечение всегда нуждается в определенном реабилитационном периоде, и поэтому мы аккуратно поддерживаем речевую ситуацию в требуемом качестве.
На этапе активной реконструкции, кроме уже известного чтения (или пересказа) детских произведений, изучения стихов наизусть и диалогов, добавляется новый рабочий компонент – ролевая игра. Наиболее она нравится детям с 10-ти лет и подросткам. Получая задание на роль, лечащийся становится папой или мамой, бабушкой, другом или даже бойфрендом. Задания никогда не повторяются и не даются заранее. В ходе такой игры с участием специалиста и ребенка оказывается возможным не только «шлифовать» навыки речи, но и корректировать воспитательные пробелы, связанные с дезорганизацией ролей в семье пациента. Наиболее эффективна ролевая игра в микро-группе с двумя разнополыми подростками. Подбор детей в микро-группу еще до начала лечения осуществляется на основе психологического тестирования, при этом нами полностью соблюдается семейный концептуальный принцип лечения, но в данном случае у нас «прибавление в семействе».
Из заметок. «Четырнадцатилетний Даниил О. и двенадцатилетняя Мария В.(оба с тяжелой степенью выраженности заикания) проходили курс лечения вдвоем. Подбор в микро-группу осуществлен в ходе специального тестирования, которое выявило их удачное парное соответствие. Дети стремились друг другу понравиться, конкурировали между собой во всем, оказывали поддержку и сопереживали. Ролевая игра с темой для Дани: «Во что бы то ни стало пригласить Машу в кино» и темой для Маши: «Во что бы то ни стало отказаться» вызвала у подростков состояние восторга. Даня, тренируя свою поисковую активность, придумывал все новые причины для согласия девушки, а Маша сопротивлялась, как могла. Эмоционально насыщенный диалог длился 1час 15 минут. В итоге девочка сдалась, она сказала, что у нее больше нет причин отказываться. Даниил торжествовал победу». Напомню: ранее это были тяжело заикающиеся ребята, для которых такая беседа казалась просто несбыточной мечтой. Теперь они со всем блестящим молодостью энтузиазмом безудержно пользовались новой здоровой речью. Такое перевоплощение заряжает нас чувствами гордости, радости и душевного подъема.
Со всеми детьми, проходящими лечение по методу «Лечебной фонетической ритмизированной реконструкции речи» в условиях коррекционной семьи, проводятся специальные занятия по развитию фонематического слуха, памяти и речевого ритма. Особенно хочется остановиться на занятии по воспроизведению изученного наизусть короткого прозаического литературного произведения или сказки в такт собственных шагов. Произведение воспроизводится лечащимся в реконструированном виде, с применением стрельниковского вдоха, для которого «выделяется» отдельный шаг. Пересказать, шагая, даже «Идет бычок, качается…» удается далеко не каждому и далеко не с первого раза, а проза вообще заставляет серьезно потрудиться. Нами замечено: через некоторое время дети перестают задумываться о шагах и содержании сказок, рассказывают их «автоматически». Таким образом, возникает новое саногенное состояние, которое мы (с подсказкой Димы С.) назвали состоянием Винни-Пуха. Помните, как этот забавный медвежонок, изображенный отечественными мультипликаторами и озвученный Е. Леоновым, шагал, придумывая песенку.
В состав нашего метода входит уникальный лечебный компонент, который будет применяться ребенком в качестве реабилитационного 1 год после окончания лечебного курса - операционный реконструктивный блок (ОРБ). ОРБ - это специально подобранная последовательность стихов и прозаических отрывков, содержащая в своем составе все встречаемые в русском языке фонетически реконструированные сочетания слогов, звуков и дифтонгов. Для разного возраста ОРБ имеет разный текстовый объем. Изученные с применением ЛФРРР тексты запоминаются пациентом только в таком реконструированном виде, и было бы недальновидно не воспользоваться свойствами оперативной памяти человека и не «загружать» этот блок текстов ежедневно, восполняя навык. Подобно загрузке компьютерной операционной системы, ОРБ ежедневно возобновляет состояние, продуцируемое ЛФРРР для постоянно действующей реабилитации. Ребенку необходимо рассказывать ОРБ каждое утро родителям или, в крайнем случае, зеркалу. На это уходит по 15 минут в течение 1 года.
Эффективность
В терапевтическом процессе по методу ЛФРРР всегда взаимодействуют, как минимум, два саногенных состояния, одним из которых является состояние, вызванное реконструированной речью. Это взаимодействие и обуславливает высокую эффективность метода в целом.
Эффективность мы можем оценить объективно и субъективно. Объективным показателем является классификатор выраженности. Субъективная оценка делается исключительно в психологическом ключе.
Для анализа эффективности мы выбрали всех своих пациентов, проходивших лечение, в том числе и в экспериментальном режиме, с 1990 г. до 2010 г. Среди них можно выделить четыре подгруппы. Первая - дети от 5-ти до 10-ти лет с оценкой заикания по классификатору от 8 до 10 баллов (74 человека). Вторая - дети от 10-ти до 12-ти лет с оценкой по классификатору от 7 до 10 баллов (22 человека). Третья - подростки от 12-ти до 17-ти лет с оценкой по классификатору от 8 до 10 баллов (21 человек). Четвертая - взрослые от 17-ти до 37-ми лет с оценкой по классификатору от 7 до 10 баллов (8 человек).
Объективная оценка проводилась до коррекционного курса, после него, через 6 месяцев после курса и через 1 год. Результаты приведены в таблице.

Оценка\

возраст

от 5 до 10 лет

от 10 до 12 лет

от 12 до 17 лет

от 17 до 37 лет

До

лечения,

баллов

от 8 до 10

от 7 до 10

от 8 до 10

от 7 до 10

После

лечения,

баллов

0

у всех 74 чел.

0

у всех 22 чел.

0

у всех 21 чел.

0

у всех 8 чел.

Спустя 6

мес.,

баллов

0 – 70 чел.

1 – 4 чел.

0 – 18 чел.

1 – 4 чел.

0 – 19 чел.

1 – 2 чел.

0 – 4 чел.

1 – 4 чел.

Спустя 1

год,

баллов

0 – 70 чел.

1 – 4 чел.

0 – 18 чел.

1 – 2 чел.

2 – 2 чел.

0 – 19 чел.

1 – 2 чел.


0 – 4 чел.

1 – 3 чел.

2 – 1 чел.
По таблице отчетливо видно, что наиболее выраженный и стабильный результат лечения по методу ЛФРРР в условиях коррекционной семьи обнаруживается в группе детей от 5-ти до 10-ти лет и подростков от 12-ти до 17-ти лет.
Однако очень важной для нас является субъективная оценка, т.е. общая многоплановая картина изменений, произошедших после лечения в самих детях и их семьях. В подавляющем большинстве случаев мы отмечаем нормализацию внутрисемейных ролей, блокирование акцентуации на дефекте, существенное укрепление здоровья микросоциальной среды и, как следствие, более развитую социальную адаптацию детей. Родители отмечают, что их жизнь стала предсказуемой, свободной и счастливой. У самих же детей отмечается позитивное стремление к успеху, вызванное преодолением болезни, они коммуникабельны и прекрасно учатся в школе.