суббота, 23 октября 2021 г.

О форматировании речи или почему заикание не лечит интонационная люлька

 

Давайте задумаемся, как «лечат» заикание в 99,9% центров России, да и за ее пределами. Везде применяют для снижения выраженности дефекта интонационную люльку. Это - речевая форма колебания интонации. Сначала - интенсивная на повышение тональности два-три слога, а затем - пассивная, вялая, медленная три-четыре слога для ввода в речь последующего интенсивного периода интонационной люльки. Далее снова все повторяется. Вот такая синусоида или маятник. Вверх – вниз, такую картину речи чаще всего сопровождают покачиванием рукой, перебиранием пальцев ведущей руки по Мариджну Ван Данцигу, различного рода отхлопываниями и отстукиваниями, а также специфическим "придыханием" а-ля Татьяна Доронина.

Очевидно, если обучение прошло удачно, то заикающемуся становится действительно легче говорить. Но не разговаривать. На видео документах некоторых центров отчетливо видно, как взрослые и дети пользуются интонационной люлькой. Но затем снова и снова лечатся от заикания. Приходят и во второй, и в третий раз, а заикание как было, так и осталось.

Для упрощения понимания того, почему интонационная люлька не лечит, приведу аналогию. Например, хромому человеку, у которого одна нога короче другой, говорят: «Давайте ходить, покачиваясь из стороны в сторону симметрично, но не на одну хромую сторону, а на обе одинаково». Будет вальяжная походка эдакого «морячка». Вроде стало более симпатично, но нога-то осталась короче другой. Внезапно забыл науку - и снова выдал хромоту. Точно также происходит с заикающимся, обученным такому приему, внезапно сбился с такта «синусоиды» и начал выдавать речевые судороги. Болезнь никуда не ушла. Сменяемое интонационной люлькой и сопровождаемое дирижированием новое речевое состояние очень недолговечно, является всего лишь «седативным», но никак не саногенным.  Проверено временем и тысячами не вылеченных «центрами» бедолаг.

Чтобы уже в который раз поднять и разъяснить тезис о настоящем лечении, необходимо вернуться в начало формирования речи и разобраться, как же в действительности возникает заикание. Несчастная «пугающая собака» или зомби из «Поезда в Пусан» здесь не причем. Они всего лишь отправная точка очевидной видимости дефекта для родителей.

Речь - это наивысшая функция организма человека, которая не дана ему от природы, речи человек обучается по образу и подобию от своих родителей, взрослых, учителей. Что же изначально функционально дано ребенку? Звукоизвлечение. Ребенок может складывать прямые слоги («би» «ба» «ма» «па» и пр.) и формировать отдельные звуки («в», «у», «г» и проч.). Это собственно всё, но этого и вполне достаточно, чтобы сформировать речь. Однако в процессе дальнейшего освоения функции ребенок сталкивается с обучением со стороны родителей и педагогов слоговому тексту. Папы и мамы учат детей, акцентируя внимание на придуманные человеком, а не природой слоги. Это не является ненормальным, но до поры до времени обнаружения дефекта. Когда же интеллект ребенка развивается настолько быстро, что формирование речевой функции за ним не успевает, возможны функциональные сбой и деформация, особенно быстро они возникают при наличии у ребенка физиологической функциональной незрелости артикуляторного аппарата, то есть выраженных дополнительных проблем, например, дизартрии. Нарушение или недоразвитие иннервации тканей мешает адаптации родного языка, как носителя информации, к возможностям артикуляции ребенка. Результат - ошибки функции. В том числе и в виде заикания.

Если функция не смогла самоадаптироваться и саморазвиться, если условия физиологические и микросоциальные для этого оказались неблагоприятные, то заикание из симптома превращается в болезнь. Но при этом ребенок находится уже в том возрасте, когда он, кроме слогов, уже ничего не помнит. Он считает, что его речь и все слова - это чередование выдуманных людьми слогов. Этот факт мешает ему возвратиться в исходное состояние, мешает форматировать речь в исходный код. Но никакое лечение заикания невозможно без такого форматирования, абсолютно и бесповоротно невозможно. Речь на некоторое время обязательно должна снова формироваться исходными физиологическими фонетическими единицами. Процесс этот кропотливый и нуждается в терпении, воле и авторитете родителя.

Первым шагом к пониманию этого вопроса была работа Ю.Б. Некрасовой, то есть Полный стиль произношения. Однако его конструкция, как это сейчас понятно, оказалась неверной и примитивной, так как не учитывала физиологию развития речи ребенка. Работая со взрослыми, Некрасова применяла только частичное и кратковременное форматирование, что по сути являлось только демонстративной моделью возможностей человека, но, увы, не лечением как таковым. Доктор Некрасова считала достигаемый эффект стимулом для дальнейшей работы взрослых над собой, но ребенку-дошкольнику бесполезно работать над своей психологией. Его речь должна быть восстановлена без психологических шаманств.

Любое форматирование нуждается в терапевтическом сроке, в ходе которого осуществляется перезагрузка функциональной системы. Этот срок неумолим и он долог, так как наш мозг - это очень сложный компьютер. Только тогда, когда возникает полное ощущение адаптации и безошибочности в работе новой системы, наступает лечение и в итоге - излечение. Это сложно, напряженно и ответственно, нуждается в серьезном контроле со стороны родителей и специалистов. Но уж такое оно - лечение заикания. Самая сложная функция не вылечивается простыми приемами.