четверг, 17 августа 2017 г.

А все-таки чудеса случаются!

Мне бы хотелось рассказать о совершенно достоверном случае фиксации чуда. Промысел Бога мы видели собственными глазами, и поэтому я постараюсь описать место действия, участников, предметы и атмосферу. Наш сосед по деревне Юркино, ныне покойный Виктор Андреевич А., был и нашим хорошим другом. Он долгое время работал торговым представителем в ГДР, а потом вышел на пенсию и поселился в деревенской глуши. В Берлине у него родился сын Кирилл, который рос не в родителей безответственным разгильдяем. Учился плохо, экзамены в вуз провалил и задался целью «возвращения на Родину», то есть, в Германию. Отцу и его матери Альбине Сергеевне пришлось собрать кучу денег, чтобы отправить его туда на обучение. Подготовка и сбор средств заняли более 2-х лет. Все эти годы, юноша чуть не ежедневно буквально изводил родителей своей нетерпимостью ко всему, что его окружает, и отнюдь не душевным отношением к родителям. Как человек, близко знакомый с ситуацией, я до сих пор не могу понять, как они – пожилые люди вынесли это, какой должна быть любовь, чтобы превозмочь весь этот прессинг душевных страданий. Но долгожданный день торжественной отправки Кирюши все же состоялся. Виктор Андреевич, и Альбина Сергеевна в тот момент подумали, что они могут вздохнуть свободно и почувствовать себя по-человечески – они повеселели, стали чаще приглашать нас с женой в гости и на совместные мероприятия. Однако… злой рок по имени Кирилл вновь схватил эту семью за горло. Виктор Андреевич приехал в деревню страшно взволнованный и сообщил, что его друзья в Москве передали ему, что Кирилл при смерти в госпитале Шарите в Берлине. Отвлекусь и расскажу причину несчастья. Этот молодой человек был горячим любителем выпить и, добравшись до Германии, немедленно отправился в пивную, где, расплачиваясь за выпивку, вытащил всю пачку наличных, которые были. За это он получил удар тяжелой стеклянной кружкой по голове с известными последствиями. Деньги, собранные родителями, пропали, а реанимация уже думала, что не справится. Но теперь ближе к чуду. Виктор Андреевич очень просил, чтобы мы разрешили ему связаться с его другом по фамилии Фост в Берлине, чтобы попросить того посетить госпиталь и все разузнать подробно. Сказать, что отец был в состоянии глубокого отчаяния в тот момент, выглядит, как промолчать о нем. Мобильный телефон тогда был только у нас, карточку международных телефонных переговоров мы купили аж на 4 часа, и вечером он пришел, уселся в нашей гостиной и стал звонить. Адрес: Московская область, Волоколамский район, деревня Юркино, дом 2. В комнате, кроме него, присутствовал я и Светлана Борисовна. Телефон – Benefon Spica NMT-450i. Сотовая сеть – «Московская  сотовая связь». Время – 20:00. Контакт долго не налаживался – то гудков не было вообще, то они пропадали на середине вызова, то что-то еще. Вдруг  на том конце провода взяли трубку. Молодой женский голос ответил по–немецки. Виктор Андреевич, который отлично владел этим языком, сказал, что хочет поговорить с господином Фостом и спросил, кем фрау ему приходится. Она сказала, что не знает никакого Фоста. Виктор Андреевич, цепляясь за последнюю надежду узнавал, не переехал ли он и не менялся телефонный номер, и стал судорожно объяснять что он единственный его друг в Берлине, с его сыном произошло несчастье, он лежит при смерти в Шарите и кроме него никто не в состоянии помочь. После некоторой паузы голос спросил: «Вы русский? Вашего сына зовут Кирилл?» Лично я видел, как лицо шокированного отца покрылось ручейками пота. «Откуда вы знаете?» - с трудом выдавил он. Женщина объяснила, что она врач экстренной реанимации Шарите, и что в ее дежурство был доставлен молодой русский человек с тяжелой черепно-мозговой травмой. Она добавила, что ситуация была очень тяжелой 10 часов после операции, потом она стабилизировалась, и в настоящий момент его жизни ничего не угрожает. «Он будет жить?» «Это абсолютно точно, не беспокойтесь», - подтвердила доктор, которая представилась как Анна Д. Наговорив скороговоркой тысячу благодарностей, Виктор Андреевич повесил трубку и посмотрел на нас глазами блаженного. Возможно, в этот момент мы все стали уже другими людьми. Горемыка звонил другу, а система связи ошиблась, набрав номер именно этого доктора. В городской сети Берлина, где несколько миллионов номеров, это невозможно считать совпадением; нет таких вероятностей, они не существуют. Но промысел Бога дал отцу этот воистину спасительный разговор. Затем мы, конечно, дозвонились Фосту, попросив навестить бедолагу и помочь. Но испытанное нами троими чудо остается с нами до сих пор. Интересное это чувство – точное знание о высшей силе, но уверен, что не каждому дано близкое знакомство с ней .

А.Скобликов