четверг, 27 августа 2015 г.

По материалам интервью Л.Ясюковой


На сайте Materinstvo.ru опубликовано очень интересное интервью агентству Росбалт с опытным психологом, руководителем лаборатории социальной психологии СПбГУ, главой центра «Диагностика и развитие способностей» Людмилой Ясюковой «Разрыв между глупыми и умными нарастает». Я очень советую его прочесть и осмыслить, так как информация обязывает задуматься. Материал серьезный и очень точный.

Приведу только одну цитату:

«Вопрос: Разрыв нарастает, и еще как. Безусловно, есть отличные школы и вузы, откуда выходят выпускники не только профессионально образованные, но и с высокоразвитым интеллектом. Этот разрыв начал быстро расти в 1990-е годы и ситуация все усугубляется.

Знаете, у меня есть своя гипотеза, довольно циничная, относительно образовательной политики нашего руководства. Мы сырьевая страна третьего мира. Нам не надо много людей с хорошим образованием и умением думать и делать выводы. Их некуда трудоустроить, они тут никому не нужны».

Хотел бы и согласиться, и не согласиться с Людмилой. Да, разрыв нарастает, и не только разрыв, а по нашим наблюдениям за последние 8 лет резко упал средний уровень интеллекта детей в России. Ситуация дошла до того, что часто семилетние дети не в состоянии собрать пирамидку правильно, а родителей это не смущает. С тестовыми вопросами для дошкольников не справляются второклассники. Но Россия здесь не причина и не следствие. Отбросив теорию заговора, все же задумаемся над тем, к чему привела целенаправленная пропаганда долгокормления грудью, кослипинга и либерального воспитания. Она привела к существенному снижению самостоятельности и адаптивности детей к внешнему миру, а, следовательно, к неспособности его самостоятельно познавать. Но развитие интеллекта невозможно без стремления к познанию и без его опыта! Мамы часами сидят с детьми, делая с ними уроки или за них, а что они получат в итоге? Менделеева или Эйнштейна? Но это невозможно, товарищи мамы! И такая тенденция существует не только в России, умные люди сегодня не нужны никому и нигде. С одной стороны, умных действительно некуда трудоустроить, но с другой стороны глупыми значительно легче управлять. Да и за примерами далеко ходить не надо – достаточно включить телевизор. Что привнесут умные в управляемый политикой и коррупцией мир? Своим стремлением задавать вопросы и качеством понятийного мышления они вызовут только хаос. А глупые не будут думать, они будут кричать ура всему тому, что сказал или сделал кто-то,  кто «чудом» заместил им отца или мать. Вот так мама и передает своего беспомощного ребенка из рук своих в «руки» телевизора или политика. Да, Людмила, это цинично, но это истинная правда. Надеюсь, ваших и наших детей эта участь минует.




По материалам http://materinstvo.ru/art/razryv-mejdu-umnymi-i-glupymi-narastaet

Витёк и люди

      Жил-был Витёк - мужчина знатный, образованный, культурный и богатый. Женат второй раз, но с женой не жил, дети взрослые и особенных дел, кроме серьезного бизнеса, у него не было. В целом человек одинокий, но дружелюбный и компанейский. Была у Витька особенность – чрезвычайная живость ума и большая оригинальность во всем. Например, он очень любил натуральный кофе, а все, что, по его мнению, было неправильно или ненатурально в жизни, Витёк называл «нескафе». Зашли мы однажды с ним в Третьяковку, ходили долго, а когда покинули ее стены, он говорит: «Хорошо, жаль только, что половина экспонатов – «нескафе». Так сразу и не догадаешься, про что это, однако, про копии.
      Как-то раз Витёк рассказал, как заключали сделку. Сама сделка - ничего интересного, но вот рассказ – точно любопытен. «Сидит, - говорит он, - напротив меня «Кент» молодой такой и корчит из себя блатного! Сидит и не знает, что я блатней его!» С 90-х годов в знак благодарности Богу за то, что не оставил в трудный момент и помог, он продолжал носить толстенную золотую цепь. Выпускник психфака МГУ и дважды магистр Оксфорда любил прикидываться «ветошью» или «картофельным пугалом», наблюдая за реакцией людей. Возможно это единственное, что развлекало его больше всего. Так, иногда в компании несобственного ранга вместо «расплатиться» он говорил «отслюнить». Но приспособиться Витёк мог к любому обществу от министра до биндюжника, и что интересно – всегда находил общий язык и тему. И всё же ему казалось, что люди в основном хорошие, добрые – вот такой романтик.
      Однажды решил он проверить, будут ли его обижать, если вдруг попадет в странную и несвойственную ему ситуацию. Сколько изобретал, не знаю, но надумал интересное дело. На все свои встречи и вечеринки Витёк приезжал на одном из своих Мерседесов или Ягуаров. Собственно, его статусные авто мало отличались от авто публики, с которой он встречался. Идея состояла в том, чтобы начать ездить на Ладе девятой модели с несильно новым видом. Задумано – сделано. На ближайшее летнее пати в одном из садов Москвы он появился в идеальном костюме за 3 тысячи баксов и на этой гнило-серой, так сказать, автомашине. Потрясение в обществе оказалось чрезвычайно мощным. Одни говорили: «Ой, да что это с тобой?» Другие: «Да ты, братец, обеднел что ли? Третьи просто констатировали: «Не переживай – все исправится!» Подтрунивали, хихикали и показывали пальцем. Были и такие, которые подманивали отойти в сторонку и по-тихому предлагали на время поделиться машиной, лишь бы он не позорил весь свет. Витёк делал невозмутимый вид и бодрым шагом, учитывая его массу, продвигался по направлению к бару за стопкой «Смирновской». Это была первая встреча с обществом с продуманным имущественным антагонизмом. Она очень разочаровала Виктора – филантропа поведением людей. Он сделал вывод, что они стремились его унизить, хотя могли бы и ничего не сказать. Последующие события своим постоянством все более и более травмировали его. Не было ни одного эпизода в таком вот социальном эксперименте, чтобы его не тронули замечаниями на этот счет. Так продолжалось, думаю, примерно до пяти месяцев, с некоторыми людьми он встречался неоднократно, но они никак не могли избежать возможности ткнуть ему в лицо девяткой, чем дольше – тем даже злее. Когда же Витёк подъехал на какой-то корпоратив на новейшем Ягуаре, ему никто не сказал ни слова. Ни одного. Ни один человек.
      Вечером этого дня мы с женой пили кубинский кофе у него дома, и он сделал вывод: «Человек, он только с виду человек, а внутри раб, алчно жаждущий возвыситься. Но не каждый». Мы обсудили несколько выставок, которые бы хотели посетить и распрощались.  С того момента Витя изменил отношение к людям на противоположное, но никого и никогда не унижал. И по сей день за этим следит.


А.Скобликов