среда, 6 июля 2016 г.

Бить или не бить? Вот в чем вопрос!

Недавно деятели от политики собрались полностью запретить физические наказания детишек. «Уррррра!» - закричали  тысячи  новомодных родителей и принялись плясать «Барыню», запихивая чадам в рот сладкие разноцветные петушки.  Увлеченные до самозабвения свободным и ненаказуемым воспитанием, они поставили  ребенка во главу семьи и подчинились его интеллекту, превратившись в неких сектантов - детопоклонников. Только РПЦ отметилась тощим, боязливым опусом, до того долго формулируя, как это помягче  назвать, правильное битие - «разумным» или «любовным» (оставим  задумавшихся писарей, написавших последнее слово явно не к месту, но все же должно быть «любящим»).  Кто прав? До сего момента цивилизация развивалась тысячелетия, мы восхищаемся успехами древних и не очень ученых, мастеров искусства, философов, музыкантов, писателей. И, как ни странно, большинство из них родители воспитывали, так сказать, с использованием ныне запрещаемых способов. Стал бы Моцарт таковым, если бы не получал от папы? Вопрос сложный, но точно не стал бы, если бы рос в современной семье, и детопоклонники задали бы 3-летнему Моцаришке вопрос: «Вольфи, а ты хочешь за клавиши?»  и получили бы наверняка отрицательный ответ. Интеллектик–то у него был птичий, и задуматься о творчестве и славе малец просто не мог. Родители-изуверы дубасили  царевичей и принцев,  обоих Толстых, Эйнштейна, метелили  Королева, попадало Гагарину. А нынешние? Рассмотрим на примере мальчика Миши З.
Впервые мы встретили Мишу на консультации три года назад (ему было 4 года) – особенного ничего, но когда отец с отпрыском вышел на улицу, мы с катастрофическим ужасом увидели, что по непонятной причине этот пацан нанес своему папе в присутствии младшего братика и водителя около 30 ударов кулачком по лицу. Папа  только уклонялся, но ничего воспитательного не совершил и никак не прореагировал на произошедшее. Через некоторое время этот ребенок попал на коррекционный курс «Мать и дитя». Нам сперва показалось, что он перерос  те отвратительные события, но в ходе прогулок за ним были отмечены агрессивные проявления, своей матери он мог сказать: «Не открывай коробку с жуками, а то убью!»  А на тестовый вопрос в диалогах: «Если твой учитель сделает тебе что-то плохое,  как с ним нужно поступить?», ребенок, не задумываясь, ответил: «Убить!» Отсюда вопрос: каждый ли родитель Ушинский или Макаренко? Естественно нет, но даже маститые в убеждениях педагоги смутились бы, подбирая их в тот момент, когда мальчик избивал отца. Какие убеждения способны остановить рукоприкладство ребенка? Я не сомневаюсь, что дома мать и отец вразумляли чадо, но как стало видно через годы – бесполезно. Интеллект-то еще детский, не всякие убеждения способен понять, а воспитания требует немедленного! Опоздать - значит потерять ребенка.
Современные родители часто жалуются на рукоприкладство своих детей, подогретых безумными компьютерными играми. Некоторые отвечают реактивно и жестко – у воспитуемых обычно желание хрястнуть по маме пропадает навсегда; но некоторые долго и мило уговаривают детей не поступать плохо потому, что Человек -звучит гордо, и тем более маме, которая дала жизнь, извините, по фейсу не надо, как же маме потом с разбитым лицом на работу идти…  По информации от последних – бесполезно болтали. Давайте задумаемся. Когда родитель дает адекватный отпор своему сыну или дочери, он пресекает детское насилие  именно с  теми формулировками, о которых говорит РПЦ «разумно» и «любовно». У отца или матери нет цели причинить увечье своему ребенку. Но если вдруг представить, что воспитанное во вседозволенности и поклонении чадо попытается привычно для себя совершить насилие и нападет на сверстника, так же находящегося под влиянием «Зомби апокалипсиса», то у последнего будет желание проломить голову обидчику.  А потом что? Виноваты школа, Госдума, Обама?
Или прикажете на своего ребенка заявление о побоях писать и ставить его на учет в детскую комнату милиции? И с ним будет проводить работу Песталоцци в погонах с заочным психологическим? А может быть вызвать психиатра, который «от пуза» пропишет Стелазина  с Циклодолом хулигану? Или же встать на колени перед  малышом и, облившись слезами, попросить его, скрестив ручки в мольбе: «Деточка, умоляю тебя, будь милостив, не бей папу, маму и сверстников, умоляю!»
Другой случай и другая ситуация. Бабушка ведет из детсада двойняшек 6 лет, один из которых склонен к не совсем адекватному поведению. Именно он внезапно бросается под автомобиль на переходе и тянет за руку своего брата. Обоих спасло чудо, а бабулю  - целый пузырек Корвалола. Парню  немедленно и крепко всыпал  просто прохожий, так как бабушка была в отключке и плохо помнит ситуацию. С того момента этот мальчик соблюдал правила дорожного движения неукоснительно. Задаю вопрос – головастые психологи родители-детопоклонники, кто осудит прохожего? А где были вы в тот момент, чтобы вразумить и убедить до того или после?
Наконец личное мнение. Если ребенок от трех лет наносит побои ближним или может себе и другому причинить смертельный вред, он должен получить «разумный» и «любящий» воспитательный физический отпор от родителей, чтобы избежать возникновения бессознательного стереотипа безнаказанности.  С  возрастом этот стереотип может иметь чрезвычайно губительные последствия для самого ребенка.  Насколько опасна та или иная ситуация для будущего малыша, каждый родитель решает сам. А в остальных случаях физические наказания абсолютно бесполезны.

Мы никогда не применяли физические наказания в своей практике за ненадобностью, но наблюдение за типодинамикой воспитания детей говорит о резко возросшей степени детской безнаказанности и патологической невоспитанности.  Вы делаете ребенка таким, каким станет он в будущем.