суббота, 17 августа 2019 г.

Десять лет без заикания. Егор Л.

Мы предлагаем вашему вниманию новое видео, подаренное нам родителями ребенка. Он проходил курсы исправления стертой формы дизартрии и заикания 10 лет назад. Итак, Егор не заикается уже 10 лет. То есть, большую часть своей жизни. Поздравляем Егора и его семью с победой!


пятница, 16 августа 2019 г.

Фризиум. Высшая мера социальной защиты


Фризиум – это препарат группы бензодиазепинов. Этот препарат очень похож на часто применяемый при лечении заикания Клоназепам, но с несколько другим качеством действия. Если Клоназепам практически не влияет на фобии, то Фризиум может частично ограничить, например, выраженность логофобии, что положительно сказывается при запущенном логоневрозе у подростков старше 12 лет. Все бензодиазепины в первую очередь предназначены для лечения эпилепсии и обладают выраженным противосудорожным действием.

Вот такой препарат назначили ребенку, страдающему эпилепсией. Россия не закупает добрую половину эффективных лекарств, применяемых в мире, и его пришлось заказывать в Интернет-аптеке. Когда мать получала посылку на почте, ее задержали сотрудники «органов» за  то, что купила… это. Допрашивали 5 часов, затем провели обыск в квартире и пр.  Матери ребенка-инвалида грозит до 8 лет тюрьмы. За то, что купила лекарство. Лечила сына – садись в тюрьму! Никакому Солженицыну это не снилось, никакому доктору Живаго! Это – тот случай, когда задаешься вопросом: а дети сотрудников таможенной службы, судов и госслужащих, принявших такие законы, они что, не болеют эпилепсией? Или они лечатся за границей, где нет таких совершенно тупых и отвратительных порядков и с лекарствами нет проблем? Да черт с ними, с законами! Есть ли совесть у людей, посмевших допрашивать чуть ли не рабочий день мать больного ребенка, взвалившую на свои плечи всю тяжесть этой человеческой боли? Проводить у них дома обыск? Соваться своими грязными сапогами в их мир борьбы и страдания? Чужда этим людям и системе этой человечность, а значит, Богу она не принадлежит. Но если не Богу, то кому?

А в целом – фу, какая же это гадость!

АС

суббота, 10 августа 2019 г.

Жаркий август





Планета обезьян


Уважаемые родители, педагоги и воспитатели детских садов, пожалуйста, возьмите себя в руки и вспомните, что вы живете на планете Земля. Вам не кажутся жуткими данные, что 81% из 300 детей от 6 до 7 лет, опрошенных нами за последние годы, не могут дать ответ на вопрос: «Как называется наша планета?» Тестовый опрос обычно содержит и другие вопросы, о некоторых ниже. Данные не менее удручающие. Детей никто не спрашивает «номер планеты в Тентуре», но название места во вселенной, где мы живем, они должны знать, иначе очень скоро земной шар станет планетой Обезьян.

Итак,

82% детей не могут дать верной трактовки понятиям «хорошо» и «плохо»;
84% детей не могут дать правильного ответа на вопрос: «Кто такая мама?»;
88% детей не в состоянии примерно назвать место работы и специальность родителей;
89% детей не в состоянии сделать рассказ по картинке более чем из 5 предложений;
91% детей не называют точного адреса;
92% не могут ответить на вопрос: «Что такое Солнце?»;
98% детей правильно не называют форму планеты Земля.*

Дети, характеризуя понятие «хорошо», чаще всего говорят  – «это то, что нравится» или «когда весело». Мама  – это «та, которая ухаживает за детьми», «спит с папой», планета Земля – оказывается круглая, а не шар и пр.

Причин такого возмутительного социального провала три: свободное воспитание, развал дошкольного образования и различные деформации мышления взрослых.

Давно пора, очень давно пора задуматься всем, куда идет общество. И, возможно, ответить себе на вопрос: «Куда и зачем его ведут?»



____________
* Использование статистических данных без указания источника - запрещено.

воскресенье, 28 июля 2019 г.

понедельник, 15 июля 2019 г.

Заикание и диабет


Совсем недавно в своем письме мать заикающейся девочки описала свои безуспешные попытки лечения заикания у дочери, страдающей инсулинозависимым диабетом (1 тип). Она пишет, что «уколы так пугали ребенка», что она стала заикаться. Ей не помогли ни остеопаты, ни биокорректоры, ни Бог знает, кто еще. Она просила помочь ей с лечением заикания, так как оно может «осложнить еще больше ее социальную жизнь». И тут я вспомнил нескольких воспитанников, болевших той же проблемой. Я попытаюсь в трех словах описать поведение их родителей и результат.

Кирилл

Мальчик заболел диабетом первого типа в 2.5 года, диагноз был неутешителен и требовал пожизненного введения инсулина. Родители – любители походов, шашлыков и пр. Их жизнь – движение. Они не смогли создать ребенку правильный режим дня. Завтрака могло не быть, обед мог состоять из бутерброда, ужин – салат (это же, черт возьми, полезно). Как-то на выезде в Твери, после одного такого ужина в палатке, ночью мать услышала хрипы малыша, ему было 4.5 года. Ребенок спал, из его рта текла слюна. Мать пыталась растолкать его, но бестолку, затем она измерила глюкометром уровень глюкозы, и увидела результат 1.6. Ребенок находился без сознания в гипогликемической коме. Она вспомнила, что забыла дома Глюкагон (специальный препарат для моментального поднятия этого уровня). Звонок в скорую ничего особо не дал. Мать с отцом и старшим братом принялись мочить язык Кирюши сладкой водой, и через некоторое время он стал приходить в себя. Сознание то включалось, то отключалось. Его речь путалась. Он по несколько раз повторял одно слово и задавал одинаковые вопросы. Иногда, начиная говорить слог, снова и снова его повторяя. Когда родители мальчика его откачали, примерно через 40 минут к лагерю, где они стояли, приехала «Скорая помощь». Фельдшер крыла матом всех вокруг, но даже не удосужилась взять анализы у ребенка.
После этого ночного кошмара Кирилл стал заикаться. Заикание было стабильно тяжелым. Его лечили в центре Шкловского, и у М.И.Буянова, и много где еще. Он попал к нам в возрасте 9 лет. Его родители так и не научились считать хлебные единицы и могли продолжать давать мальчику на ужин легковесный салат. Се-ля ви, мон шер!

Мара.

Диабет, как диагноз, у девочки поставлен в 1.5 года. Инсулин назначен только в 3, так как мать и отец по-настоящему препятствовали назначению, пытаясь остаться на уже неработающих таблетках. Они считали уколы «чудовищным стрессом», но стрессом оказалась гипергликемическая кома, постепенно развившаяся у девочки. Это наши с вами просвещенные дни! После стабилизации состояния на инсулинах и выписки из реанимации стало понятно, что малышка заикается. Печально, но совсем не укольчики тонкой иголочкой расшатали детскую нервную систему, а мощный удар глюкозы по всем органам. Девочка лечилась у нас в возрасте 7 лет. Первое, что сказали родители на очной встрече, прямо при ребенке в лоб, уже после прочтения наших книг: «Ой, она такая у нас несчастная, представляете 5 уколов таких, болючих, в животик. А пальчики колоть глюкометром! Представляете!» При этом девочка до того озорно рассматривающая кота, стала строить лик мученицы. Эх, родители!

Стас

Самый «звериный случай». В возрасте 3 лет, после перенесенной инфекции, у ребенка развился диабет 1 типа. Морозовская больница сразу же назначила инсулины и всю необходимую терапию. Судя по описаниям и выпискам, все было максимально профессионально и вовремя. Но. Родители могли делать или не делать мальчику инсулин в зависимости от того, в каком они сами или он настроении. Если он плакал, они не травмировали его уколом. Если гуляли, не возвращались для необходимого обеда и процедуры. Часто инсулин не делался утром, «чтобы не стрессовал целый день». Короче говоря, ребенок чуть не умер, оказавшись у бабушки на выходных. Когда мать посчитала, что три дня без уколов – это на пользу. Спасибо бабуле, а то одним камнем на кладбище было бы больше. Именно она потом вытаскивала Стасика из того состояния, куда загнала его безграмотность. И заикание тоже не заставило себя ждать. Но уколы тут не при чем. То воздействие, которое оказывает на нейросети колебания глюкозы, сродни космической центрифуге, в которую посадили ребенка. Перегрузка может сломать что угодно.

Так вот. Попытаюсь объяснить тем, кто способен что-либо понять. Заикание, как и стертая форма дизартрии, прогрессирует и развивается всегда на фоне нестабильного функционирования сигнальной системы головного мозга и нарушений иннервации мышечной тканей артикуляторного аппарата. Адаптивная способность устранять сбои при заикании ослаблена и постепенно начинает разрушаться другой функционал, участвующий в речеобразовании и коммуникации. А как диабет влияет на эти процессы?

Нервные клетки, которые являются носителями нейронных сигналов, питаются тем, что приносит им кровь. В первую очередь, это кислород. А его как раз и связывает глюкоза!
Мало глюкозы – недостаточная активность процессов, как следствие судороги. Много глюкозы – торможение метаболизма, и, как следствие, нарушение работы мозга. Вот такая Сцилла и Харибда. Но хуже всего – это колебания, от одного до другого. Но к несчастью именно так при диабете и случается. Ребенок вышел погулять, побегал слишком много, глюкоза на инсулине упала, возникло гипогликемическое состояние (предкома). Ему необходимо есть сладкое. После умиротворяющего сладкого инсулин не справляется с ростом уровня глюкозы и он бесконтрольно повышается. О какой там стабильности иннервации можно толковать, когда тут цунами глюкозы по сосудам туда-сюда гоняет. Невозможна никакая стабильность. Поэтому всем родителям диабетиков совет: пока у вашего ребенка гипогликемия – пока состояние его не стабильно, пусть он помолчит. Речевая активность в такой ситуации может продуцировать сбой всей речевой системы и возникновение заикания.

Лечение заикания и диабета по этой же причине – всегда проблема. Сначала надо убедиться, что родители разумно понимают, с чем имеют дело в основном процессе – диабете, и только потом заниматься заиканием. Без стабильности сахара в крови, в данном случае, стабильность речи не получить.

И еще, мне бы хотелось напомнить. Диабет – это не выдуманное глупцами легкомысленное словосочетание «образ жизни», диабет – это очень сложное, системное заболевание, вызывающее целую группу тяжелых, а иногда критических для жизни осложнений. Будьте ответственны и будьте здоровы!



А.Скобликов