среда, 26 января 2022 г.

Около заикания или как твоя фамилия?

 

Не старайтесь исправить людей. Ищите тех, кто еще не испорчен (Неизвестный автор)


Недавно произошел любопытный, на мой взгляд, случай. Мать лечившегося у нас мальчика-подростка, назовем ее Людмила, любезно согласилась сообщить нам данные логопеда, который успешно исправил дефектное звукопроизношение старшего сына и сейчас исправляет звуки младшему. И прислала – имя, отчество и телефон. А как, спрашиваю, фамилия этой почтенной дамы? «Не знаю», - отвечает Людмила, по образованию и научной степени психолог и кандидат наук. А почему, спрашиваю, не знаете, из-за неуважения к работе этого человека или глубокой деформации общественного сознания? И Людмила откровенно пишет: «… Мне действительно видится глобальная деформация социума, связанная с кратным увеличением информационного и событийного потока, а также изменение полноценности социальных ролей (работающие мамы), что влияет на оценку значимости и объём запоминаемого материала». Прочитал и подумал: «Хорошо образованный человек, мастерски владеющий теорией психологии, сказал в переводе, что “не помню потому, что сейчас не то время это запоминать”». Мне вдруг стало вдвойне грустно. Во-первых, потому, что я накануне беседы посмотрел программу «Время» (воскресный выпуск) впервые за 20 лет и оказался в шоке от увиденного истерично-осатанелого корейства русского телевидения. А во-вторых, думаю, каждый должен быть огорчен тем, что человек вдруг стал мало отличаться от животного. У одного кличка и у другого погоняло. И это называется «новым временем». И зачем вообще помнить фамилию того, кто помог твоему ребенку?

Чем же логопед Катя отличается от логопеда Жучки? У свободного человека есть фамилия и должна быть! Это понятие взращено цивилизацией, как сложный продукт социального совершенствования и благоустройства. Фамилия есть история рода, который воспитывал и создал этого прекрасного гомо сапиенса. Без этой истории мы все – Бобики и Жучки. Но почти 100% детей-логопатов сегодня не знают фамилию логопеда, который с ними занимается. Так воспитывается в ребенке пренебрежение человеком. Все можно свалить на «современную жизнь», но не мы ли ее делаем таковой сами?  Мы очищаем себя от своей культуры, не жалея моющего средства. Не помним имен дедушек, фамилий дедушек и бабушек, не знаем их профессий, не в курсе образа их жизни и мышления.

Не только я и не только сейчас многие педагоги поднимают этот вопрос. Царствие небесное, Юлия Борисовна Некрасова, когда беседовала со мной в 1988 году перед сеансом снятия заикания, спросила: «Как фамилия того логопеда, кто работал с тобой на ул. Разина?» Была там такая поликлиника. «Не знаю», - ответил я, хотя знал, но фамилия была на П, а заикаться не хотелось даже при Некрасовой. «Ага, - отвечает Юлия Борисовна, - я не возьму тебя лечиться, ты - неблагодарный человек». «П-п-п-пеллер!» - тут же скороговоркой отвечаю я. «Ах, вот оно что, ну тогда ладно, возьму», - сказала Некрасова и подмигнула.

Если бы вы знали, дамы и господа, сколько кличек я получал в именах электронных писем. Например, в электронном адресе  вместо  имени и фамилии указано - Кися Кися, Порше Кайен, Аль Пачино, или Супер Костик. Уже в тексте некая Живая Женщина пишет – меня зовут Татьяна. Это что ники для порносайтов? Вы с таких почтовых ящиков пишете профессионалу, который будет лечить ваших сына или дочь от трудноизлечимого и потому требующего особой ответственности заболевания? Это еще имена в адресах, а в самих адресах – там вообще мрак. Если у вас предо мной никакой ответственности нет, то откуда ей появиться перед вашими детьми?  Как думаете, кто будет более ответственен в лечении своего ребенка Дед Щукарь или Аль Пачино? У меня, почему – то, больше доверия к Щукарю, а у вас? Мы все дожили - написать собственные имя и фамилию, а не кличку - это уже ответственность, уже преодоления страха.

Еще пример. Мама девочки задает вопрос о распорядке дня и спортивных занятиях. Вопрос в одну строку. Ответ от меня распространенный, подробный. Аж в 10 строк. Спасибо, увы, в ответ не следует. Спасибо нет и все тут. А с чего бы? Благодарность не нужна или заплачено за то, чтобы быть хамом? Или «изменение полноценности социальных ролей» бахнуло по голове? Повышенного внимания к своему ребенку мать хочет и требует, а внимания ко мне не проявляет. Она ожидает профессионального отклика на свой запрос, но чисто культурного отклика на мой ответ не делает. Я, собственно, тоже могу, как отвечать на вопросы, так и вовсе не отвечать, и чем прикажете учить таких воспитанных «информационным и событийным потоком» людей? Посылать подальше? Смириться или вести себя зеркально? Может, кто подскажет? Это же безумие и позор этому социуму, который сам ломает себя изнутри. Можно говорить о глубоком падении культуры, но разве дело только в культуре?

Снова пример. Молодая мать сначала пытается скрыть правду о разводе, подключаясь на консультацию из другого места, в то время как отец находится с ребенком. Даме стыдно, что заикание сына - плод семейных скандалов, истерик и психозов. У нас так не положено, и консультация переносится. После переноса времени мать демонстрирует полное неведение материала, изложенного в наших книгах, как того требуют правила. По ходу беседы она позволяет себе в отношении своей свекрови фразу: «А нахера она его (сына) туда водит?» Это человек, работающий на хорошей работе с приличной зарплатой. Как ни вспомнить Булгакова: «Как же он работал в очистке?» Господи, Боже мой, беседуя со специалистом, от которого напрямую зависит будущее здоровье ее ребенка, мать допускает  колхозное панибратство и «нахера». Вот уж, действительно, караул, тушите свет.

Очередной пример. Пишет дама-логопед родом из Азербайджана. Она собирается пройти повышение квалификации, но не может предоставить ни один из требуемых нами документов. Все документы на азербайджанском (или тюркском) языках. Что я могу там понять? Даже эссе о заикании по-русски она не приложила и не потрудилась его написать. Логопед делает многочисленные грамматические ошибки, отказывается выполнять наши требования и, когда ее просят доказать необходимую квалификацию,  пишет неуместные умничанья. Собирается учиться профессионализму у меня и мне же дает странные советы. Я должен бросить все, заплатить за переводы ее дипломов, а затем сказать: «Чего изволите»? Может, таким незадачливым и должен быть настоящий логопед с «улицы Койкого»? Но я еще не дошел до того, чтобы учить уникальным, исключительным знаниям неучей и идиотов.

Пример следующий. Заикающаяся мать, которая лечилась у другого специалиста, хочет, чтобы именно мы занимались ее ребенком, который тоже заикается. Я совершенно резонно задаю вопрос: «Почему к нам, если вы считаете, что сейчас не заикаетесь, и вам помогли другие люди?» Ответ: «Да, я не заикаюсь, но мы выбрали вас среди прочих». Я пишу, что это нелогично. Если тебе так замечательно помогли там, то логично и обращаться туда. Однако, если вы продолжаете заикаться, и именно поэтому заикается ваш сын – то честно признайте это. Признание ответственности – один из лучших стимулов в борьбе с этим психическим недугом. «Нет, не признаю…» Я бы в таком случае признал, что я «японский, английский и даже португальский шпион», но мать не унимается и не унимается, тем самым демонстрирует мне одно из самых ярких и бесполезных качеств заикающегося человека – ригидность. То есть однозначно - заикается. Этот человек ради ребенка не способен заставить сделать даже микроскопическое усилие вопреки своему самомнению.

Пример самый крутой. Мне известен один класс в Москве, где учатся два мальчика. Оба заикаются от 7 до 9 баллов, но матери этих детей отличились тем, что обеим мы отказали в лечении с разницей в пару лет. Первая мать ребенка с  тяжелой формой заикания отказалась подписать документ о нераспространении, который обязателен для нас. Она напридумывала кучу слов, суть которых сводилась к тому, что «не хочу так, как надо, а хочу так, как хочу». И ссылалась на «некоего юриста». Ладно – на нет и суда нет, лечить где угодно никто не запретил. Ищите, мадам, и обрящете. Дама же не в силах понять, что провалила тест на способность точно выполнять рекомендации. Проходит значительно время, и на консультации появляется другой ребенок, которому, очевидно, наказали молчать о том, что он знает первого. Но ребенок есть ребенок, и он «раскололся» на редком имени своего друга. Сам мальчик утверждает, что он «заикается еще более-менее», а вот тот другой «ой, как сильно». То есть надо полагать, что его мать так и не смогла где-либо вылечить сына за прошедшие два года. Мать второго парня – юрист. Уж не тот ли, с которым советовалась мама первого мальчика? Она тоже хочет все делать только по-своему, а не так, как надо, и при этом утверждает, что из «семьи титулованных врачей». То ей не нравится одно, то – другое, то принципиально не хочет делать прививки и пр. В итоге тоже не попадает на лечение. Так в чем смысл просить помощи и не стремиться найти общий язык со специалистом, войти в предлагаемое им коррекционное русло? Да, мы так тестируем родителей, но это - высокопрофессиональный подход для того, кому небезразличен результат. Не смог сделать простое, где тебе делать сложное. Как говорила моя прабабушка, столбовая дворянка: «Где вам клюкву кушать, когда от черняшки дрищете?» В который раз говорю – психические заболевания не лечатся так, как вам хочется и так, как удобно. Это аксиома. Они лечатся так, как определяет технология и опыт излечения других детей, как нужно, в сотрудничестве и взаимопонимании. Каждый родитель должен добиваться взаимопонимания и не отрицать, что главную роль в лечении играет специалист и его профессионализм, а не ваше доморощенное видение жизни. Но вот такой круг недомыслия в одном отдельном классе. И снова социум?

Самый короткий пример. Звонит по телефону заикающийся папа маленького мальчика и говорит, что хочет побеседовать с доктором Еленой Борисовной. «Уточните, пожалуйста, к кому вы хотите обратиться?» – говорю ему я. Он мне повторяет: «К Скобликовой Елене Борисовне». «Вы не туда попали», - отвечаю я и вешаю трубку. Если этому папе все равно: к Кесарю или к слесарю, то дорога до здоровья у него долгая, путаная и куда выведет неизвестно.

Примеров можно продолжать множество и, возможно, когда-то появится книга о взаимоотношении с людьми в коррекционном процессе и до него. Или глава другой книги. Но чем я дольше работаю, тем больше убеждаюсь год от года – заикание никогда не возникает в семьях просто так. Всегда есть что-то, что деформирует нормальное развитие психики ребенка. Этот феномен создают родители, а некоторые даже препятствуют его лечению. 


Алексей Скобликов


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Все комментарии премодерируются. Вы не имеете права никого оскорбить или обидеть. Если вам нечего сказать - не пишите.