понедельник, 15 июля 2019 г.

Заикание и диабет


Совсем недавно в своем письме мать заикающейся девочки описала свои безуспешные попытки лечения заикания у дочери, страдающей инсулинозависимым диабетом (1 тип). Она пишет, что «уколы так пугали ребенка», что она стала заикаться. Ей не помогли ни остеопаты, ни биокорректоры, ни Бог знает, кто еще. Она просила помочь ей с лечением заикания, так как оно может «осложнить еще больше ее социальную жизнь». И тут я вспомнил нескольких воспитанников, болевших той же проблемой. Я попытаюсь в трех словах описать поведение их родителей и результат.

Кирилл

Мальчик заболел диабетом первого типа в 2.5 года, диагноз был неутешителен и требовал пожизненного введения инсулина. Родители – любители походов, шашлыков и пр. Их жизнь – движение. Они не смогли создать ребенку правильный режим дня. Завтрака могло не быть, обед мог состоять из бутерброда, ужин – салат (это же, черт возьми, полезно). Как-то на выезде в Твери, после одного такого ужина в палатке, ночью мать услышала хрипы малыша, ему было 4.5 года. Ребенок спал, из его рта текла слюна. Мать пыталась растолкать его, но бестолку, затем она измерила глюкометром уровень глюкозы, и увидела результат 1.6. Ребенок находился без сознания в гипогликемической коме. Она вспомнила, что забыла дома Глюкагон (специальный препарат для моментального поднятия этого уровня). Звонок в скорую ничего особо не дал. Мать с отцом и старшим братом принялись мочить язык Кирюши сладкой водой, и через некоторое время он стал приходить в себя. Сознание то включалось, то отключалось. Его речь путалась. Он по несколько раз повторял одно слово и задавал одинаковые вопросы. Иногда, начиная говорить слог, снова и снова его повторяя. Когда родители мальчика его откачали, примерно через 40 минут к лагерю, где они стояли, приехала «Скорая помощь». Фельдшер крыла матом всех вокруг, но даже не удосужилась взять анализы у ребенка.
После этого ночного кошмара Кирилл стал заикаться. Заикание было стабильно тяжелым. Его лечили в центре Шкловского, и у М.И.Буянова, и много где еще. Он попал к нам в возрасте 9 лет. Его родители так и не научились считать хлебные единицы и могли продолжать давать мальчику на ужин легковесный салат. Се-ля ви, мон шер!

Мара.

Диабет, как диагноз, у девочки поставлен в 1.5 года. Инсулин назначен только в 3, так как мать и отец по-настоящему препятствовали назначению, пытаясь остаться на уже неработающих таблетках. Они считали уколы «чудовищным стрессом», но стрессом оказалась гипергликемическая кома, постепенно развившаяся у девочки. Это наши с вами просвещенные дни! После стабилизации состояния на инсулинах и выписки из реанимации стало понятно, что малышка заикается. Печально, но совсем не укольчики тонкой иголочкой расшатали детскую нервную систему, а мощный удар глюкозы по всем органам. Девочка лечилась у нас в возрасте 7 лет. Первое, что сказали родители на очной встрече, прямо при ребенке в лоб, уже после прочтения наших книг: «Ой, она такая у нас несчастная, представляете 5 уколов таких, болючих, в животик. А пальчики колоть глюкометром! Представляете!» При этом девочка до того озорно рассматривающая кота, стала строить лик мученицы. Эх, родители!

Стас

Самый «звериный случай». В возрасте 3 лет, после перенесенной инфекции, у ребенка развился диабет 1 типа. Морозовская больница сразу же назначила инсулины и всю необходимую терапию. Судя по описаниям и выпискам, все было максимально профессионально и вовремя. Но. Родители могли делать или не делать мальчику инсулин в зависимости от того, в каком они сами или он настроении. Если он плакал, они не травмировали его уколом. Если гуляли, не возвращались для необходимого обеда и процедуры. Часто инсулин не делался утром, «чтобы не стрессовал целый день». Короче говоря, ребенок чуть не умер, оказавшись у бабушки на выходных. Когда мать посчитала, что три дня без уколов – это на пользу. Спасибо бабуле, а то одним камнем на кладбище было бы больше. Именно она потом вытаскивала Стасика из того состояния, куда загнала его безграмотность. И заикание тоже не заставило себя ждать. Но уколы тут не при чем. То воздействие, которое оказывает на нейросети колебания глюкозы, сродни космической центрифуге, в которую посадили ребенка. Перегрузка может сломать что угодно.

Так вот. Попытаюсь объяснить тем, кто способен что-либо понять. Заикание, как и стертая форма дизартрии, прогрессирует и развивается всегда на фоне нестабильного функционирования сигнальной системы головного мозга и нарушений иннервации мышечной тканей артикуляторного аппарата. Адаптивная способность устранять сбои при заикании работает плохо и постепенно начинает разрушаться другой функционал, участвующий в речеобразовании и коммуникации. А как диабет влияет на эти процессы?

Нервные клетки, которые являются носителями нейронных сигналов, питаются тем, что приносит им кровь. В первую очередь, это кислород. А его как раз и связывает глюкоза!
Мало глюкозы – недостаточная активность процессов, как следствие судороги. Много глюкозы – торможение метаболизма, и, как следствие, нарушение работы мозга. Вот такая Сцилла и Харибда. Но хуже всего – это колебания, от одного до другого. Но к несчастью именно так при диабете и случается. Ребенок вышел погулять, побегал слишком много, глюкоза на инсулине упала, возникло гипогликемическое состояние (предкома). Ему необходимо есть сладкое. После умиротворяющего сладкого инсулин не справляется с ростом уровня глюкозы и он бесконтрольно повышается. О какой там стабильности иннервации можно толковать, когда тут цунами глюкозы по сосудам туда-сюда гоняет. Невозможна никакая стабильность. Поэтому всем родителям диабетиков совет: пока у вашего ребенка гипогликемия – пока состояние его не стабильно, пусть он помолчит. Речевая активность в такой ситуации может продуцировать сбой всей речевой системы и возникновение заикания.

Лечение заикания и диабета по этой же причине – всегда проблема. Сначала надо убедиться, что родители разумно понимают, с чем имеют дело в основном процессе – диабете, и только потом заниматься заиканием. Без стабильности сахара в крови, в данном случае, стабильность речи не получить.

И еще, мне бы хотелось напомнить. Диабет – это не выдуманное глупцами легкомысленное словосочетание «образ жизни», диабет – это очень сложное, системное заболевание, вызывающее целую группу тяжелых, а иногда критических для жизни осложнений. Будьте ответственны и будьте здоровы!



А.Скобликов

четверг, 4 июля 2019 г.

И еще один пример, что вернулся СССР…


     
      В Москве на 3-й Песчаной улице была, а может быть, есть и сейчас детская стоматологическая поликлиника. Бывал я там нечасто, но случалось. Ситуация очень нервная, мне и ребенком и подростком не нравилась.
      И вот однажды сижу я в кресле на осмотре, а на соседнем - паренек лет 7-ми. Похоже, ему до того убивали нерв мышьячком, а теперь докторша пожелала удалить нервик. В СССР при этой процедуре обезболивание было не положено даже детям. Мышьяк - препарат простой, сунул в дупло - белке крышка. Надежно, как туалет на улице. Берет врачиха иголочку и шнырь к детскому зубику. Ка-ак мальчик возопит, как брызнут у него слезы из глаз ручьем. Врачиха ему: «Ты же будущий солдат! Потерпи, потерпи…».
      Первое, о чем я подумал в свои 14 лет: «Вот дура конченая, неужели кроме солдатского мыла ребенка успокоить ничего на ум не пришло?» Мой доктор куда-то отошла, и наблюдение картины дальше доставило мне несколько жестоких минут.             
      Позвали маму ребенка. Она встала за креслом. Сказала что-то вроде: «Сенечка, потерпи, мальчик, потерпи, мой хороший, зубки-то надо лечить». Она гладила его по голове и одновременно держала ее, чтобы не дергалась. Докторша еще раз толкнулась к зубному каналу, на этот раз более резко и быстро, практически навалившись своим грузным телом на несчастного ребенка. Крик и дикие хрипы мальчика при этом вырвались даже не человеческие, так мог взвыть укушенный Годзиллой Оптимус Прайм. Мама мальчика уже плакала сама, но крепче и крепче сжимала его кудрявую головку. Боже, боже! В конце концов, садист в белом халате вытащила нерв, у мальчика пошли глаза в сторону, и ему дали понюхать нашатырь. Мать выносила его из кабинета на руках, после какой-то минутной процедуры.
      Докторша возмущалась, что так работать она не может: «Идите лечитесь у психиатра, к психиатру…» И все такое, типа пошли на…..
      После того, как вышел я, мальчик и его мать были еще в коридоре, он пытался просить маму купить мороженое, но сказать из-за заикания не мог ни слова.
      Чудовищная история! Я не в курсе, был ли этот малец невротик, и была ли эта болезнь у него ранее, или возникла в кабинете стоматолога – неизвестно. Но факт просто дикого «лечения» так и остался в моей памяти как очередное советское безобразие. Неужели так сложно было сделать укольчик анестезии? Кто запретил, или не разрешил этого? Почему только при удалении зуба?  Патриотические красавцы, так мало знающие об СССР – вас бы туда зубки полечить. Возможно, дело и в политико-метафизике. Приучить к насилию, к насилию везде, от ДЕЗа до госпиталя. То, что видел я – это бесчеловечное насилие над ребенком. Грубейшая форма насилия, равная гестаповским иглам под ногти. Однако, друзья мои, перейдем ко второй части поста. Тупые патриоты так звали СССР, и он таки пришел.
      К нам приехала мать мальчика с Юга и рассказала, что ее Вадик по несчастью захворал пневмонией незадолго до курса лечения заикания. Естественно, ребенку прописывают антибиотики в инъекциях. Но вот разводят их порошки теперь, как в СССР,  физраствором, а не новокаином, как было до настоящего момента (до санкций, кризиса и пр.). На просьбу мамы купить новокаин за свой счет доблестные доктора ответили отказом: «Запрещено, нельзя!» Каждый укол ребенок воспринимал как дикий стресс, он страдал и плакал. Но ни мать, ни доктор не сделали ничего, чтобы прекратить его страдания. Надо лечить - значит надо. Несчастный больной, он же, небось, как и 40 лет назад – будущий солдат, которому надо защищать Родину от Афганистана до Мозамбика. Хотя нет, сейчас скорее придет поп в рясе, водичкой брызнет и скажет: «Бог терпел и нам велел». Жестоко, но как же иначе приучить к тому, что Родина будет тебе больно делать и дальше? Состояние речи Вадика после «лечения» резко и даже качественно ухудшилось. Ни единого слова без заикания мы от него не услышали.
      Что печально в обоих случаях с разбегом в четыре десятилетия? Мамы ничего не сделали, чтобы не дать страдать своим детям. Что угодно, но не дать !!! Врачи на госслужбе: что ни персонаж - то та или иная степень Менгеле, чего от них хотеть, а вы ж - матери. Для того чтобы предотвратить страдания ребенка, вы можете идти на любые меры, на скандалы, голодовки или даже рукоприкладство, но насилия над вашим малышом вы допустить не должны. Или вы тоже думаете, что ваш сын-невротик окрепчает от боли и станет настоящим мужиком?

      Запомните, все мамы, патриотические и не очень – боль не закаляет характер, боль подавляет волю! 

А.Скобликов


P.S. Всем лечащим зубы сообщаю. Удаление зубного нерва у детей-невротиков осуществляется только с анестезией, которая состоит из трех частей. Первая - премедикация из любого надежного транквилизатора за 1 час до процедуры (например, Феназепам, Седуксен и пр.). Вторая - все места обезболивающих инъекций до момента укола обрабатывают аэрозолем (Лидокаин, Ультракаин и пр.). Третья - уколы производятся только специальной иглой, а не той, что колют в зад. Во время процедуры ребенок не будет, не должен и не может чувствовать боль, если все сделано правильно.
Можно прибегнуть к процедуре с общим наркозом, но, поверьте, в этом нет необходимости.
      Антибиотики же только садисты и мазохисты разбавляют физраствором. Если у вашего малыша нет аллергий на обезболивающие, только в них растворяйте порошки, не пугайте болью малыша и не болейте!

пятница, 17 мая 2019 г.

Май. Дерево желаний.

Если оставить что-то свое - кусочек одежды или другой личный предмет на дереве желаний, оно наверняка исполнится. Это традиция, которая существовала еще задолго до Христианства. Вот и мы обращаемся за помощью Богов.








пятница, 3 мая 2019 г.

Осознанное молчание


Кто не умеет молчать, тот и говорить не умеет.
Молчи - за умного сойдешь!
Слово - серебро, молчание - золото.
В закрытый рот и муха не влетит.
Всякое молчание лучше ворчания.


Термин «осознанное молчание» придумали йоги. Они часто называют молчание еще и созидательным. И с этим трудно не согласиться. Я постараюсь объяснить, что в это понятие вкладываем мы и как его используем.

Ребенок редко бывает молчун, особенно заикающийся. Иногда он может говорить сутками, досаждая не только своим родителям, но и бабулям и даже соседям. Часто ребенка слушать очень неприятно, так как треп вперемешку с заиканием и, возможно, дизартрией – это не каждым ушам по силам. Кроме, конечно, родителей – им по статусу положено.

Кто занимался с логопедом исправлением звуков, тот знает, насколько сложно заставить ребенка говорить уже полученный и поставленный звук. Усвоить-то он его усвоил, говорить как следует научился, но вот в речи – нет звука. Логопед умывает руки и с улыбкой говорит: «Дальше сами». Почему ребенок его не говорит? Во–первых, он к старому звуку привык, для него тот старый - удобен, красив и правдив. А новый – криклив, коряв и труден. Так зачем его говорить? С началом коррекции заикания есть много похожего. Старая заикливая речь ребенку кажется тоже более красивой и удобной. Но мы с вами взрослые люди и понимаем, что малыш по недомыслию обманывается, и нам нужно включить много педагогических приемов, чтобы разочаровать его в старой речи в сравнении с новой. Это чрезвычайно сложная задача и счастливому ребенку его родное заикание дороже всех наших коррекционных компонентов. Но как же начать?

Мы даем ребенку и родителям 4 дня на то, что добиться полного молчания, как минимум на сутки. При этом ребенок должен замолчать сам. Именно он сам должен замолчать. Он должен расхотеть начинать болтать осознанно. Первый день ребята срываются от 5 до 10 раз. Второй - от 3 до 5, третий еще меньше. При этом родители тщательно следят за ребенком, только он открыл рот - папа и мама должны его закрыть. Ничего не дослушивать, а крепко закрыть своим прекращающим и жестким «стоп!». Если, в конце концов, ребенок все же понял, что лучше использовать жесты и, замолчав, выполнить волю родителей – у него появляется правильная перспектива следующего коррекционного этапа. Доказывают возникновение состояния осознанного молчания полные сутки без речи в обычной говорящей среде. Обращаю внимание – родители ни в коем случае не должны молчать вместе с ребенком. Это его дело, его задача, это он должен осознанно прекратить говорить именно в той среде, где болтают все. Если смог, значит, он будет думать сказать или не сказать в дальнейшем. А это время размышления, эти миллисекунды мы, хитрые коррекционные педагоги, будем использовать для «втискивания» новых правил речи. Подумал «говорить - не говорить» и вспомнил о первом стартовом правиле «вдох». Услышал свой вдох, а дальше – как по маслу остальные два правила новой речи. Именно в это время мы формируем и внедряем весь стартовый речевой комплекс. Вот такое очень важное, но очень короткое время до начала речи.

Если же ребенок так и не замолчал, то где получить это время на раздумье? Вот почему мы, как и йоги, считаем молчание созидающим, дающим время для правильного старта. С теми детьми, которые так и не замолчали, приходится применять другую технику, но она не настолько надежна, как техника осознанного молчания.



воскресенье, 28 апреля 2019 г.

вторник, 16 апреля 2019 г.

Как лечат заикание в Австралии, Сербии и Франции. Программа Lidcombe.

Начну с того, что эта программа доступна для использования, и родители все выполняют самостоятельно. Деньги платятся только за посещение логопеда, которые могут быть совсем редкими, если лечение и оценка результатов проходят удачно.

Что же такое программа Lidcombe? Это программа "самолечения" и общения с заикающимся ребенком с целью установления обратной связи между родительской оценкой речи с заиканием (негативной) и без заикания (позитивной, стимулирующей). Например:
- родители признают и хвалят качественную речь ребенка: «Как это было чудесно и гладко сказано»;
- в случае заикания, родители говорят: «Разве это было гладко и хорошо?»;
- в случае тяжелого ступора, родители снова признают заикание и с сожалением утверждают ребенку: «Это было застрявшее слово»;
- воздействие на ребенка с целью «самокоррекции» осуществляется просьбой повторить тоже самое без заикания.
Далее в программе есть любопытная 10-бальная шкала оценки эффективности снижения заикания по количеству случившихся ступоров.
До сих пор, нам не встречался ни один ребенок, прошедший эту программу, вылечившийся от заикания. Принципы ее формирования, на наш взгляд, просто пещерны, так как обращение ребенка к самокоррекции научно необъяснимо и кроме, как шарлатанством, их назвать нельзя. Ребенку не дают в руки никакой палочки-выручалочки. Так просто – сказать повтори. И забить заикание в мозг навсегда. Но логопедам Lidcombe важно получить данные о количестве ступоров, а не о вылеченном заикании. Ребенок растет, его самоконтроль (не путайте с самокоррекцией) укрепляется и ступоров становится на время чуть меньше, если родители постоянно пеняют на плохую речь. Именно поэтому снижается их количество. Но начнется школа и будет резкое ухудшение. Заикание же как было, так и остается, только сидит теперь более глубоко и крепко. У всех, кто прошел программу. Подчеркиваю – у всех! Не вылечился ни один ребенок. Мы такого не встречали.
Каждый родитель знает, что ребенок повторит фразу без заикания, если попросить. А лечение где? Но, как видно логопедов, это не волнует. В Lidcombe «работают» родители, а логопеды прохлаждаются. Хотя многим родителям до поры до времени все нравится – это же бесплатно. Но вот через 3-4 года, когда ребенок становится заикающимся со стажем и всем набором сопутствующих симптомов, они начинают думать.

Боже мой!  Вот так случится с ребенком физиологическое заикание, которому при правильном поведении родителей суждено самостоятельно легко и просто пройти в течение года, а логопеды от Lidcombe ему: "Как хорошо ты сказал, Вова! Смотри-ка даже не заткнулся!" и бедный ребенок на глазах станет настоящим заикой.  
Даже страшно, насколько чудовищно беспомощно и по-настоящему вредно выглядит эта программа по сравнению с тем сложным и серьезным процессом, который действительно представляет из себя лечение заикания.

воскресенье, 31 марта 2019 г.

Обыкновенный фейк



Злонамеренный выпад от конца 2017 года рассчитан на поисковую машину по  запросу "Методика Скобликовой"

Никому и в голову не придет держать чужого ребенка без матери 3-4 месяца. И, в целом, у нас теперь только "Мать и дитя". Но фейки рассчитаны на круглого дурака. Кто-то поверил?