вторник, 25 февраля 2014 г.

Заикание. Куда делся родительский авторитет?

Из книги "Лечение заикания в коррекционной семье" - http://www.skoblikova.ru/tscf/index.html

    Мы не можем пройти мимо одного из свойств функциональной семьи, которое  формируется параллельно с ранним воспитанием. Можно придумать десять тысяч способов воспитания, но без авторитета родителей ни один из них не окажется воплощенным в жизнь. Дисфункциональность семей заикающихся всегда лежит на плечах неавторитетных родителей. В рамках работы в КС чаще всего приходится начинать с рационализации или восстановления этого необходимого свойства.
       От родителей детей с заиканием и другими нарушениями речевого или психоэмоционального развития иногда можно услышать фразу: «Этим должен заниматься специалист!» Да, конечно, несомненно, или как еще говорят, изначально и однозначно! Однако давайте немного разберемся в том, что есть что и кто есть кто.
      Представим ситуацию: вы - мать, у сына дизартрия и заикание, вы хотите его лечить, стаж болезни, допустим, уже более двух лет. Ваше чадо замечательное и умненькое, но всегда приходится с ним договариваться о том, что он будет делать, а что нет. За разговорами частенько вы повышаете тон, а карапуз в ответ грубит или посылает подальше. Вы настаиваете, чтобы он выполнял задания логопеда, а он залезает под стол, оттуда мяукает, смеется и корчит рожи. Вы занимаетесь год, второй, третий, а звуки там, где были, и заиканию хоть бы что. Ну почему так, если психолог тестировал мальчика и установил, что его развитие соответствует возрастному нормативу? Родные и близкие часто слышат о том, что вы отдали всю себя этому великолепному созданию, но ничего не можете поделать с тем, что он вас не слушает и не выполняет элементарные задания. Парадокс? Нет, совсем нет, напротив.
      Исключительно в рамках предположений допустим - вы кормили дитя грудью до трех лет, а до шести он спал с вами в одной кровати. Каким, собственно, образом эти «миловидные» действия могут быть связаны с логопедическими занятиями под столом? Оказывается, могут, и не только связаны, но и запрограммировали такое поведение сына. «Не может быть!» - скажете вы. Однако по порядочку. Вы начали кормить грудью младенца тогда, когда он захочет. Не хочет - не кОрмите. Продолжаете это делать после открытия «Я» по С.Л. Рубинштейну (34), то есть после 1 года, и малыш фиксирует собственное желание осознанным критерием бытия. Не стоит с этим спорить, акт питания для ребенка такого возраста - вещь первостепенная и наиглавнейшая. Дальнейшее развитие интеллекта находит для себя более удобную среду в маминой кровати как единственно верную. Через некоторое время в силу того, что интеллектуальные способности растут геометрически, ребенок делает вывод - большая кровать мамы - символ моего равенства не по росту, а по существованию. Еще немного и, как любой человеческий индивид, малыш попытается самоутвердиться. В его глазах вы - большой друг, который призван удовлетворять все потребности. Захотел - грудь, захотел - кровать, захотел - конфета.
      Не захотел. А если не захотел?  Вот он - идеальный способ самоутверждения! НИ-ЗА-Ч-ТО,  не хочу, а, поди прочь, плохая, я тебя не люблю! Вам обидно, почему так, за что? За всю мою любовь? Успокойтесь. Ваш ребенок еще не понимает понятия любовь, как и не разумеет подавляющего большинства жизнеобразующих постулатов. Но вы - взрослый человек, однако забыли о существовании такого понятия как родительский авторитет. Почему же вы хотите, чтобы ребенок выполнял ваши указания? По какому праву?
      Разве вы станете слушать  соседку, которая скажет: «Надень красное, а не белое!» или «Поставь дома горшок с фикусом!»? Вы не станете, но если же хотите, чтобы она больше не лезла со своими советами, скажете ей что-нибудь типа «Отстань!», несмотря на всю свою интеллигентность. Но вдруг она права, и ее вкус тоньше и богаче вашего? А, может быть, она - специалист-фитотерапевт и советует это растение не зря? Вы же не знаете об этом, и так как соседка не авторитет, делать ничего такого не будете.  Если мать не авторитет для малыша, то и он не будет знать о том, что она мудрее. И что тогда делать ребенку? Вы его не приучили  ни к каким правилам! Вспомните, вы же игнорировали кормление по часам. Ваш принцип «хочу-не хочу», но если голод еще можно понять, то как ребенок поймет необходимость выполнения действий, которые ему в силу возраста понятны быть не могут? Например, того же логопеда - малышу он  нужен как трактор носорогу, а чувство, в первую очередь, родительского, а затем просто взрослого главенства вами не воспитано. В этой связи приходится признать, что раннее воспитание родительского авторитета базируется, как это не странно, на кормлении по часам, то есть на акте, который вы, как кормящая мать, навязываете грудничку по собственной воле. Мама подошла, и я должен кушать. Это наше  мнение, и мы не отрицаем, что могут быть противоположные, но пример навязывания собственной родительской воли как базисный элемент системы уж очень хорош. Таким образом, формирование родительского авторитета должно начинаться с элементарных и устанавливаемых вами правил, не входящих в систему оценки «хочу-не хочу». Эти правила должны устанавливаться с рождения и быть системными. А ведь это элементарно. Например, простите за каламбур, с авторитетами не спят и по первому желанию к их груди не тянутся.  Вам необходимо уже с купели вовлекать кроху в действия, регулируемые собственной волей, соотносимо с наилучшим для его здоровья режимом. Иначе говоря, любой строгий распорядок дня, предлагаемый к внедрению в возрасте от 0 лет, уже строительство родительского авторитета. Но если случилось так, что ребенок навязывает вам правила жизни,  функционализировать вашу семью будет трудно. Самое большое заблуждение, что «придет время, я смогу ему все объяснить, и он меня поймет». Может быть, это время придет, но логопедией заниматься будет поздно. В целом критерием существования родительского авторитета является ваш взгляд - если сын или дочь понимает его без слов, когда вы огорчены  детским поступком, и немедленно  без слов и объяснений пытается исправить положение - авторитет есть. Были родители, которые говорили: «Что же, по-вашему, совсем не стоит следовать желаниям ребенка?» Стоит следовать, но исключительно в рамках его детской «юрисдикции», которая ни в коем случае не должна подменять  родительскую конституцию.
      Мне вспомнился случай, очень колоритно обрисованный в передаче украинского телеканала STB.UA «Дорогая, мы убиваем детей». Суть темы в том, что автор программы для семьи с чрезвычайно запущенными в воспитательном плане детьми пытался установить ряд обязательных правил, в том числе и обязательные занятия с логопедом. Младший сын незадачливой мамаши на первой встрече сказал девушке- логопеду: «Ты - тупая ляля!» И чего тогда удивляться, что его старший брат на бабушку, пытающуюся прекратить игру на компьютере, набросился с кулаками и словами: «Чтоб ты сдохла, дура!»  Хорошо хоть там не было заикания, а то бы ой, мама родная, выноси святых! 
      Господа родители, не надо быть Ушинским, чтобы понять главное правило воспитания - научите ребенка вас уважать, слушать и принимать ваши указания как единственно верные, в противном случае вам не удастся его ничему научить. А не это ли ваша главная, помимо любви, обязанность?
      Итак, ближе к логопедии. Лечение заикания, кроме важнейшей для этой болезни борьбы с проблемами раннего воспитания в семье, есть педагогический процесс, при котором логопед обучает воспитанника коррекционной методике, способной сломить устойчивое патологическое состояние, создавая более мощное терапевтическое состояние. Если привитие и усвоение методики удалось, то специалист и родители вправе ожидать компенсаторной реакции речевой функции ребенка в виде функциональной стабилизации и нормализации. Но для того, чтобы методика прижилась,  родителям придется выполнять многочисленные рекомендации самим и обязать выполнять их дитя.  Последнее зависит именно от того, авторитетны ли ваши распоряжения или нет, считает ли их ребенок необходимыми. Если нет, то путь преодоления заикания будет очень неблизким.

      Теперь мне бы хотелось опубликовать свой взгляд на учение Уильяма Сирса, известное под термином  «attachment parenting», т.е. «неразрывное родительство», которого считают сегодня своим гуру долгокормители, совместноспатели и слингоносители. Если вы внимательно изучите  книги, написанные доктором, то обнаружите, что он неоднократно говорит о балансе личной и семейной жизни, а также о дисциплине. И это неудивительно, учитывая, что Сирс и его супруга воспитали восьмерых детей (!). Почему же тогда все мамы, с которыми нам довелось общаться на консультациях, следовавшие совместноспанию, были измотаны до последней крайности или при рождении второго малыша находились на грани срыва? Противоречие? Не думаю, полагаю, что пропаганда теории - это хорошо, но опыт - лучше, и он объективно говорит о том, что или Сирс ничего такого сам не применял, или не так его поняли нынешние мамы. В многодетной семье невозможна никакая патологическая вертня вокруг ребенка, она просто непосильна. Нам неоднократно встречались заикающиеся дети из таковых семей, они все без исключения  были лучше воспитаны и педагогически более податливы. Всегда сомнительны теоретические куски, выдранные из целого полотна. Люди, стремящиеся обосновать собственное безделье и нежелание идти на работу долгокормлением, ленивые родители, призрачно облегчающие себе жизнь кослипингом, на практике получают измученных, нервных, гиперактивных и просто недосыпающих детей. Обязательность тактильного контакта с ребенком, пропагандируемая идеологами неразрывного родительства,  существует, существовала и будет существовать. Все родители ласкают своих детей, и без этого трудно добиться семейного счастья. Однако если извратить любую религию, можно, в конце концов, стать фанатиком. Эмпирический путь науки, особенно педагогики, имеет важнейшее значение и, глядя на него, я могу с уверенностью сказать: родители, следовавшие курсом  неразрывного родительства в собственном понимании этого термина, всегда были в очень плачевном эмоциональном состоянии, а их заикающиеся дети лечились очень тяжело, в первую очередь потому, что родительский авторитет в таких семьях просто не существовал. Возможно, необходимо делать скидку на принципиальную «патологичность» нашего контингента, однако сравнение с семьями - антагонистами  «attachment parenting» заставляет сделать вывод о большей уравновешенности, функциональности и жизнеспособности последних.