среда, 12 августа 2015 г.

Аутизм и ДЦП? Запереть в подвал!

Описание ситуации с сестрой Натальи Водяновой, которую выгнали из кафе «Фламинго». Н.Водянова, цитата:

«Вчера когда мама работала, няня пошла гулять с моей сестрой Оксаной. У Оксаны несколько лет назад был диагностирован аутизм и церебральный паралич, Оксана - человек с особенностями развития. Она может гулять несколько часов подряд, иногда даже 6 часов, и обычно мама и няня останавливаются в кафе, чтобы передохнуть в тенечке от длительной прогулки, попить чаю (Оксана не пьет воду или сок) и пойти гулять дальше.
Вчера было очень жарко и примерно через час прогулки по Автозаводскому парку культуры и отдыха, они, устав, зашла в уличное кафе под названием "Фламинго". Это был будний день, поэтому в кафе кроме одного клиента никого не было. К ним сразу же подошла официант и сказала, что здесь просто так сидеть в кафе нельзя, нужно что-то заказывать. Няня заказала стакан чаю, в ответ официант сказала, что чай во "Фламинго" только в больших чайниках и стоит 300 рублей. Няне показалось это очень дорого и она купила Оксане шоколадку.
Неожиданно подошел хозяин кафе и грубо потребовал: "Давайте уходите. вы отпугиваете всех наших клиентов. Идите лечитесь и ребенка своего лечите. А потом приходите в общественное место.
Няня извинилась, ответила, что ребенок особенный, лучше чтобы она она отдохнула и тогда она сама уйдет.
Хозяин отказался ждать и сказал, что вызывает охрану. Маму или няню еще никогда из кафе не выгоняли. Поэтому няня в шоке позвонила маме, чтобы понять, что делать в этой ситуации, так как знала, что Оксану бесполезно насильно заставлять что-то делать.
Пока мама ехала, рядом с Оксаной встал охранник и стоял все время, пока не приехала мама, вот что он говорил дословно: "Уходите, иначе мы вызовем психушку, скорую помощь и запрем вас в подвал”.» Вышли на улицу несчастные, а там менты местные - пройдемтЯ..


Уважаемая Наталья! Вы пишете о создании инклюзивного общества в России, вы что смеетесь или красуетесь? В России  всегда в обществе превалировала позиция грубой силы и пренебрежением законностью и гуманностью. Если бы в момент отчаяния с вашей сестрой, в кафе приехал Джейсон Стетхем и замочил всех охранников и директора в придачу, а потом ввалился Терминатор и порубал в клочья крышующих заведение ментов, развалив полгорода, то это бы поняли и «заценили», а инклюзивное общество, извините, непонятный термин. 86% - это вам не шуточки!

История одной бабушки

 
   Одна бабушка 1900 года рождения. Когда еще была молода, встретила юность и Октябрьский переворот 17-го года с воодушевлением, Есениным, Северяниным и Блоком. Когда все ее родственники паковали чемоданы, чтобы быть подальше от большевизма и радостей, которые он несет, бабушка, наоборот, почувствовала прилив сил и твердо решила остаться в новой России. Через три года она полюбила молодого человека и вышла за него замуж, родился ребенок. Молодая семья, молодая страна, молодое счастье. Но пришли вечером трое и увели мужа бабушки, после чего она больше ничего о нем не слышала и не видела. А был муженек ее дезертиром из белогвардейской армии.  Искала его могилку бабулька, где расстрелянных закапывали, но не нашла.
     Шли годы, она работала на швейной фабрике, так как дворянского звания все шить умели. Поднимала сына. Грянул уже 1931 год, снова влюбилась бабулечка. И надо же -  в бравого красноармейца. Почему у девушек такое странное рвение до военного мундиру? Знатный офицер был. Не подумала она и двух сыновей-братишек ему принесла. А в 35-м забрали офицерика и расстреляли. Сказали - враг народа, шпион и диверсант. А бабульку с тремя детьми посадили на Северном вокзале в теплушечку и невесть куда повезли.
Невесть-где оказалось лесом посреди пути. Всех выгрузили, и составчик тронулся и не гукнул. Как хочешь в лесу – так и живи. Мужиков сельских там оказалось множество и они стразу принялись что-то делать, кто какой инструмент из дома забрал с собой, стали строить что-то, а потом деревню нашли рядом в 60 км. Совсем близко и стало легче.
     Потихоньку в лесу жизнь наладилась, и даже урожай был. Редко поезда мимо тех мест проезжали. Старший сын работал с бабулей наравне – полон поселок специалистов на все руки. Народ коров завел, и несколько лошадей появилось. Вот такой скит на выселках. Прошло 5 лет.  Как-то в декабре проезжавший состав  вдруг остановился. Выскочили из него человек 40 с ружьями и стали местных вновь по вагонам запихивать. Собаки лаяли, бабы и дети плакали, свистали пули. Повезли уцелевших по той же дороге, но дальше и дальше.  Может быть трое суток, может быть четверо, и выбросили всех снова в лес по горло в снег. Такой вот второй раунд выживания.
      Когда поезд уехал, бабуля поняла, что это смерть ее пришла. Вспомнила она советы родных таких далеких  и стала сыновей жалеть. Но вдруг решила, что не сможет она убить троих детей. И просто пошла наугад по чаще на запад. Не многие сделали так.  Больные и немощные,  построив логова из снега, легли в них спать вечным сном. Группой из 10 человек через 15 дней пути они набрели на деревню, где и о 17-м годе и слышали-то плохо. Так они выжили.  Да, бабуля, это тебе не эмиграция, это Родина родная и чистая. Бабульке потом, конечно, в жизни повезло, нашелся человек, который очень помог, но работать по состоянию здоровья она уже не могла. Работали ее дети всю войну. А там победа! И снова счастье. Привет, тебе бабушка, спасибо, что не легла в снег.

      Когда мне сегодня говорят, что Россия стала другой, я уверен, что это не так, потому что у бабушки никто прощения не попросил, а за расстрелы и издевательства никто никого не судил, да и люди у власти все те же.

А. Скобликов